Дерево, кругом дерево…



Промышленные здания —  деревянные, дома – деревянные, мостовые – деревянные, и грунт, на котором строилась Игарка тридцатых- пятидесятых годов,  тоже был деревянным: отсыпку под строительство объектов делали из древесной щебенки. Давайте представим, что мы живем в нашем городе в 1939-40 году. Зима. Сугробы выше домов. Они везде: на складе сырья, на складе пилопродукции лесокомбината, на улицах, во дворах. Разгулялась метель накануне.

Сегодня тихо, можно приниматься за очистку города от снега. На борьбу с ним вышли все горожане с большими деревянными лопатами в руках. Единственная «механизация» — лошади, запряженные в оглобли, к которым в виде буквы «п» прикреплена прочная доска. «Пехлом» называлось это  сооружение, так сказать, «бульдозер» в одну лошадиную силу…

Дерево, кругом дерево…

Лето. Короткое, жаркое. Везде господствует терпкий запах древесины. Курить на улицах нельзя. Об этом на каждом шагу предупреждают лаконичные записи на фанерных и дощатых квадратах: «На улицах – не курить!», «За курение – штраф!». Игарчане свято соблюдают эти заповеди и сейчас!

В.Перов

Газета «Коммунист Заполярья», 29 июня 1964 года из архива семьи Манукян.

Комментарий В.А.Гапеенко

Короткая, но емкая газетная публикация. Действительно, Игарка была, пожалуй,  первым городом на планете, выступившим с запретом на курение.  Мы, ребятишки пятидесятых, учили иностранный язык по надписям «No smoking!». Ребята постарше разыгрывали нас: «Знаете, что такое смокинг?».  Более продвинутые из младших, уже  читавшие  Артура Конан Дойла, конечно же,  «велись»: «Кто же не знает! Смокинг – это английский   вечерний чёрный пиджак с открытой грудью, обшитыми шёлком лацканами и длинными фалдами сзади». «А вот и нет, — следовал, как минимум, щелчок по носу от старшего, — курить на улицах  нельзя. Спички детям не игрушка, понял?»

Как тут не понять, Игарка, почти полностью сгорела от неосторожного обращения с огнем, лишившись годового запаса леса, уже  было запроданного на экспорт. Без крова остались сотни семей. Не обошлось и без человеческих жертв: в огне погибла женщина, мать первоклассника, оставшегося сиротой.

О той смертоносной трагедии  в городской газете было рассказано в подробностях  лишь спустя пятьдесят лет. См. также очерк на сайте «Большой пожар Игарки».

А публикация, приведенная выше, взята нами из праздничного номера городской газеты к 35-летию города, бережно хранящегося уже полвека  в архиве семьи Манукян. Обратите внимание на время выхода  юбилейного выпуска – почти  спустя два года после трагедии.

Дерево, кругом дерево…

Деревянные дома и мостовые –  это ежедневная возможность  случайно или преднамеренно быть подвергнутыми всепожирающему огню. Именно поэтому, городские власти приняли ориентир на строительство кирпичных домов, устройство бетонных домов. Утратился шарм города, и, надо отметить, безопасности больше не стало. И сегодня приходят регулярные сообщения о пожарах в жилом секторе и его промышленной зоне.

Да и устройство бетонных и асфальтовых дорог на вечномерзлых грунтах – дело затратное и хлопотное. От песка, гравия и бетона в жаркий летний день дышать совершенно некомфортно. За зиму бетон и асфальт  изнашиваются гораздо быстрее, чем в европейской части России.  Ну и мерзлота, естественно, показывает свой норов: дороги становятся ухабистыми. Одно время руководство дорожного ремонтно-строительного управления пыталось даже перенять опыт американцев, заказав в свой адрес посылку с опытным веществом, способным строить дороги без применения бетона, асфальта и гравия.  Речь шла о материале, называемом  Perma-Zyme 11X.  Как пояснил бывший руководитель ДРСУ В.А.Дресвянский,  применение его значительно снизило бы себестоимость строительства. Было бы и экономически, и экологически выгодно.   Для укладки требовался минимум  техники и механизмов, все они в тот момент были в наличии.  Однако, руководители города всерьез эту идею не восприняли. А жаль.

Не менее трудоемкое  дело и  очистка  в Заполярье дорог и дворов от снега.  Зачастую снежные заносы  скрывают первые этажи домов. Ребятишкам, конечно,  в радость, живя в двухэтажных домах с дровяными сараями, зимой прыгать в сугробы с крыш, рыть окопы. Во дворах в наше время были целые снежные городки с  обустроенными  подснежными лабиринтами.

Собираясь на прогулку, мы поверх валенок надевали  широкие теплые штаны – «шкеры», с резинками внизу, чтобы снег не попадал  вовнутрь обуви. Мы возвращались домой в сцементированных ото льда  «шкерах», но счастливые и довольные.

Иное дело заботы взрослых.  В конце апреля в городе в честь очередной годовщины со дня рождения В.И.Ленина объявлялся Коммунистический субботник. Принимали в нем участие не только коммунисты, практически, все трудовые коллективы города.  Традиционно, работники городского комитета КПСС и горкома комсомола единым коллективом  трудились на складе пиломатериалов на очистке подстопных мест для штабелей напиленного для просушки экспортного пиломатериала.

Я помню одну из весен в начале восьмидесятых, когда несвоевременно очищенные от снега улицы, буквально парализовали городскую жизнь. Буксовал городской транспорт.  Не просто было и пешеходам. Провалившись по пояс в снегу, можно было и намочить ноги. Вода уже начинала скапливаться под сугробами.

В памяти и  трагический случай. Пропуская вперед грейдер, женщина хотела переждать на гребне сугроба  его проход мимо нее. Но подсеченный снизу снежный пласт поехал вместе с ней прямо под нож автомашины, и женщина погибла.

Но не будем о грустном. Мы говорили о дереве – главной городской ценности. Вспоминаю, как был поражен увиденным отец моей старшей  дочери, приехавший впервые в наш город,  забрать нас из родильного дома. Живя в Абхазии, где каждая щепочка на счету, опилки – ценный материал, а любая доска – несказанное богатство, он был поражен  тем, что на улицах Игарки валяется никому не нужная древесина в  малых и больших  объемах.

Деревянный город канул в прошлое. Лишь недалеко за первым микрорайоном сохраняется остов  мостовой, ведущей к бывшему пионерскому лагерю. И невольно можно отметить, как тщательно и мастерски она была построена.

В пятидесятых в Игарке побывал и известный ныне бард Александр Городницкий. После окончания Ленинградского университета он начинал карьеру геолога на Севере. Если вас, как и меня, при прочтении, «накрыла» ностальгия, послушайте эту песню, где герой идет по деревянным городам, «где мостовые скрипят как половицы». Это все о ней, об Игарке .

Ну, а юным читателям и педагогам,  думаю, интересно было, прочитав,  найти ответ на вопрос, какое приспособление в Игарке называлось «пехлом». Тоже ведь крупицы истории…

В заключение еще несколько слов о семье Манукян. В 1954  году совсем еще молодым прибыл  в Игарку  Артем Погосович Манукян. Сюда же приехала преподавать в педучилище и его будущая жена Тамара Александровна. В 1956 году молодые поженились. В семье росли дети – дочь Татьяна и сын Александр. Вот как он пишет о своей семье сегодня: «Моя мама проработала 13 лет в педучилище, но знала многих коллег отца, который работал в горкоме  комсомола, затем  в горкоме партии: был секретарем, инструктором, заведующим отделом.  Потом он перешел на работу в лесопильно-перевалочный комбинат  председателем заводского комитета профсоюзов, секретарем парторганизации, а с 1964 – работал  заместителем директора  комбината по строительству. Так что отец мой знал в Игарке очень многих и, будучи человеком компанейским, многих приглашал к себе в дом».  От себя добавлю, что в семье Манукян, уехавшей с Севера в 1967 году, сохранились теплые воспоминания о городе детства и юности и богатый архив фотографий.



Читайте также:



Тэги

комментария 2

  • Татьяна Попова(Спб):

    Дорогая,Валентина! С Днем ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ!Да,сегодня 70лет,как для нас Мирное небо и тишина! А,Вас,персонально,с днем рождения!!!!
    Творите!Пишите!Буквально,10минут назад,я заглянула в интернет,в поиске хоть какой-нибудь информации о своём родном деде(мамин отец)Помазкине Василии Поликарповиче 16.01.1915г.и наткнулась на Ваш блог.Моя родная тётя (мамина старшая сестра)Машковцева Нелли Васильевна прожила в Игарке с мужем Машковцевым Георгием Михайловичем несколько десятилетий.В Игарке родились мои двоюродные братья Олег,Альберт.Сама я,в 1992году,несколько месяцев жила в Игарке и работала в детском саду.Так сложилось,что семья Машковцевых выехала из Игарки в Минусинск.Связь оборвалась.Моя мама,Семиколенова Эмма Васильевна(в девичестве Помазкина) в свои 75лет,мечтает узнать данные о своём отце—где воевал? и т.д.Мой дед ветеран В.О.В.,есть награды.Помню на его кителе Красную звезду…Дед от мая до мая ждал праздник Победы и всегда заранее готовился к нему.
    Уважаемая Валентина,Вы ведете Книгу памяти,может быть подскажете,как получить более подробную информацию(возможно,есть архивный сайт?)о моём деде Помазкине Василии Поликарповиче.Он имеет право быть в строю БЕССМЕРТНОГО ПОЛКА.Прошел Финскую,воевал в Великой Отечественной,ранение ног,награды.Благодарю от души за любую информацию!

    • Татьяна! Посмотрите на сайте Подвиг народа — там есть информация о Помазкине Василии Поликарповиче, 1915 года рождения, награжденном орденом Красной Звезды. Он призывался Молотовским РВК Омской области. У меня данные только из списка ветеранов войны, живших в Игарке, который вел мой отец председатель городского Совета ветеранов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *