Улица родная, часть 2



Продолжаем путешествие по улочкам родного города, изучая их историю. Начало очерка – Улица родная.

Статистики отмечали, что к Первому мая 1932 года в Игарке было построено сто двенадцать домов и городская баня. Население города составляло 12260 человек. В городе было открыто для населения 20 магазинов и ларьков, две столовые, шесть детских садов и двое детских яслей.

Улица Заводская, Лесозаводская, Чкалова

Если въезжать в старый город со стороны нового, то первой улицей, по которой вы спуститесь вниз к центральной – улице Шмидта – будет улица Чкалова. Она упоминается в газете «Большевик Заполярья» в 1936 году, правда, под именем Заводская. В краткой заметке сообщается, что на ней строится дом под номером 13, куда переедут стахановцы.

Улица родная, часть 2

По некоторым данным эта же улица кроме первоначального имени Заводская, носила ещё название и Лесозаводской. Она одна из первых улиц старого города, перпендикулярно улицам Береговой, Рабочей и Почтовой.

В январе 1939 года решением президиума горсовета «в целях увековечивания памяти великого лётчика нашего времени, Героя Советского Союза Валерия Павловича Чкалова (1904-1938) Заводская была переименована в улицу Чкалова. Ходатайство депутатам о её переименовании подали стахановцы типографии газеты «Большевик Заполярья» 28 декабря 1938 года.

Улица родная, часть 2

Формально, знаменитый лётчик-испытатель к истории нашего города отношения не имел, никогда в нём не был. Но он был известен всему миру как совершивший в мае 1937 года перелёт из Москвы в Соединенные Штаты Америки, города Ванкувер, а ранее беспосадочные перелёты из Москвы на Северный Полюс и на Дальний Восток. Его гибель при испытании нового типа самолёта – истребителя И-180 – 15 декабря 1938 года потрясла всю страну. По всему миру не только насёленные пункты, но и более 1800 проспектов, улиц и переулков были названы именем отважного лётчика. Не осталась в стороне и Игарка.

В 1966 году в качестве туриста наш город посетила вдова лётчика Ольга Эразмовна Чкалова. Её встречали как почётного гостя, показали и улицу имени её мужа.

Протяжённость улицы Чкалова небольшая, всего 16 домов, в основном жилых, двухэтажных, в большинстве в них были не полноценные квартиры, а просто комнаты безо всяких удобств. Но всё-таки несколько строений имеют свою историческую ценность, и в первую очередь, одноэтажное здание первой городской амбулатории. Она была открыта 15 апреля 1939 года.

Улица родная, часть 2

Впоследствии после капитального ремонта в ней была размещена ведомственная гостиница лесопильно-перевалочного комбината. В ней дважды в 1994 и 1999 годах во время летних приездов в город останавливался писатель Виктор Петрович Астафьев. Гостиница была примечательна ещё и тем, что в ней круглогодично была в наличии горячая вода. Не могу не вспомнить добрым словом заместителя директора лесокомбината по кадрам и быту Петра Прокопьевича Полищука. Именно его стараниями, настойчивости, творческому подходу к порученному ему делу комбинат в годы его работы слыл передовым в организации быта, питания и отдыха работников.

На этой же стороне улицы Чкалова выше, в доме № 9 располагался учебно-курсовой пункт лесокомбината. На его площадях в 1958 году был открыт Игарский филиал Красноярского лесотехнического, в последствии политехнического техникума.

Улица родная, часть 2

Обучение проходило на вечернем отделении по специальностям: технология лесозаготовок, строительство лесовозных дорог, лесопильно-деревообрабатывающее производство, транспорт на лесозаготовках. Срок обучения для не имеющих среднего образования был пять лет, а со средним – три с половиной года. Первым директором техникума был Пак, а в последние годы Валерий Николаевич Облачков. Преподавателями работали Э.А.Бойко, З.А.Томко, Б.А.Балеевских, ведущие специалисты комбината супруги Н.Н. и Л.Ф.Дзюба, В.Н.Бойко и другие. В 1970 году в Игарском филиале политехнического техникума состоялся первый выпуск экономистов-плановиков деревообрабатывающих предприятий (группа была набрана за два с половиной года до этого).

Техникум закрылся во второй половине семидесятых годов: ориентировочно в 1977-78 году, подготовив для города сотни специалистов.

Рядом с гостиницей лесокомбината находилось здание рабочей столовой «Снежинка», построенной в 1964 году.

Улица родная, часть 2

В ней готовили вкусные обеды, в вечернее и воскресное время проводились выпускные вечера для закончивших четвёртую школу, свадьбы, поминки. В разное время её директорами были Людмила Суязова, Галина Евдокименко, технологом работала Любовь Эдельман. Шедевры кулинарного искусства выдавала кондитер Тамара Ивановна Щеголькова (Зализко), несколько раз избиравшаяся депутатом краевого Совета.

Наискосок от столовой было управление лесокомбината, но его почтовый адрес относился уже к улице Шмидта.

Мой рассказ о строениях на улице органично добавляет мой земляк Владимир Гузанов: «Внизу улица Чкалова поворачивает на Шмидта. Справа от кирпичной столовой «Снежинка» первоначально была проходная ЛПК. Но…примерно до 1960 года на её месте стояла деревянная столовая, она сгорела. В тушении пожара принимали участие добровольцы. Двое юношей погибло, накануне они получили повестки из военкомата в армию. Город был в шоке! Пацанами мы ходили расстроенные по пепелищу и пинали вздутые банки-консервы».

По улице Чкалова, где сейчас нет строений, можно проехать до паромной переправы.

А улица Лесозаводская возродилась на карте нашего города ещё раз, теперь уже в границах финского посёлка, о чём расскажем позднее.

Улица Кирова

Улица Кирова — одна из первых улиц старого города, перпендикулярно улицам Береговой (Смидовича), Рабочей (Шмидта) и Почтовой (Малого Театра) — третья при въезде в старую часть города со стороны новой части города, она шла параллельно Чкалова и Большого Театра. Следом за улицей Кирова шла улица Таймырская.

Улица Кирова существовала с 1932 года. Как называлась первоначально, точных подтверждений я не нашла. Может быть, улица Графитная? Тогда были соседними с ней Лесозаводская и Экспортная. Логично сопоставляя факты наименования улиц по основным видам производства строящегося города, можно согласиться, что первоначально улица могла называться Графитной. Но возможен и такой поворот событий – строящиеся на ней дома до конца 1934 года не имели официального почтового адреса с указанием названия улицы. В пользу этой версии говорит и тот факт, что находящаяся по адресу улица Кирова в доме 7 редакция газеты «Большевик Заполярья» первое время не указывала свой почтовый адрес, давая в выходных данных лишь такой текст: «Город Игарка, за полярным кругом».

Улица родная, часть 2

А с 1935 года за улицей однозначно закрепилось имя Кирова, таковой, без переименования, она и осталась в памяти жителей.

Кто такой Киров? Имел ли он отношение к строительству города? Однозначно, не имел.

Член Политбюро ЦК ВКП (б) и первый секретарь Ленинградского обкома Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков) Сергей Миронович Киров был убит в Ленинграде 1 декабря 1934 года. Страна была потрясена этим событием и повсеместно для увековечения его памяти стали появляться улицы Кирова: в Москве, Ленинграде, Красноярске, Воронеже, Геленджике, в Игарке тоже.

Венчало, точнее, ограничивало, завершало улицу на самой вершине белокаменное здание Дома культуры лесокомбината, территориально находящееся на улице Малого Театра.

Улица родная, часть 2

Улица Кирова по замыслу должна была стать, вероятно, центральной. В 1936 году в городе начались масштабные работы по строительству деревянных дорог. Вот как об этом пишет газета «Большевик Заполярья»: «Ежедневно на улицах Игарки идёт горячая работа по благоустройству – настилаются мостовые, выкладываются камнем кюветы вдоль тротуаров и в палисадниках крепко принялись расти молодые берёзки, ели, пихты, кедры. Улицы имени Большого Театра и Кирова покрыты ровной прекрасной дорогой из толстого тёса. Замащивается улица Шмидта, скоро начнётся замощение улиц Смидовича, Сталина и прокладка такой же дороги на первый участок. Былой грязи и вязких дорог не будет». Это текст помещён под фотографией.

Улица родная, часть 2

Ниже написано: «Мостовая улицы Кирова. Молодёжь с удовольствием катается на велосипедах по новым мостовым в одиночку и группами, порой устраивая целые состязания».

Для меня и моих школьных подруг Нади Пуляевской и Любы Алёшкиной – мостовые и тротуар по улице Кирова были местом ежевечерней прогулки в любое время года. Мы спускались вниз по Кирова, через Шмидта поднимались по Таймырской, и у Дома культуры прощались, расходясь по домам. Иногда, правда, при наличии хорошей погоды, прогулочный круг расширялся и мы захватывали ещё круг, поднимаясь, или спускаясь по улице Большого Театра. Была средина шестидесятых годов, но мостовые и выложенные «камнем кюветы вдоль тротуаров», равно, как и палисадники с разросшимися в них деревьями ещё сохранялись, украшая улицу и делая её благоустроенной.

На улице Кирова, следуя вниз, находились по правую сторону здания сберегательной кассы, госбанка, школы № 3 (детсад «Северок»), парикмахерской. Эти здания — школы, госбанка, сберкассы – в такой последовательности, хорошо видны на этом фото.

Улица родная, часть 2

Первая сберегательная касса под номером 2449 была открыта в 1931 году. Следом, когда появились сберкассы в Курейке и Ермаково, городская стала считаться и называться центральной. В первые годы существования вкладчиков было несколько десятков, суммы вкладов были маленькими. Но уже 11 июня 1936 года народный комиссариат финансов Союза ССР принимает беспрецедентное решение: именно в Игарке провести 11 июля текущего года Пятнадцатый тираж «Четвертого завершающего года пятилетки». И он состоялся, на нём было разыграно 432 тысячи выигрышей на сумму 46 миллионов 9 тысяч 600 рублей.

Дома сберегательной кассы (современное название сбербанк) и госбанка были однотипными: двухэтажными, на первом этаже зал для посетителей и охраняемые денежные кассы, на втором – квартиры для сотрудников, в большинстве, руководства банков.

 

А это редкий кадр городского рынка – он находился напротив гастронома № 1 (магазина «Рассвет»). Вот этот рынок – за изгородью. Ассортимент продуктов на нём был небольшой для Крайнего Севера: свежие помидоры по два рубля за килограмм, пучки щавеля или дикого лука, собранные расторопными гражданами по берегу реки, выращенная на грядках под окном редиска, жареные семечки и, на радость ребятишкам, «петушки» из пережжённого сахара. Продавались и одежда, в основном, ношенная.

Улица родная, часть 2

Если вновь подняться вверх, то справа от ДК был знаменитый учительский дом. В нём жили многие педагоги: Надежда Ефимовна Кириллина, Лидия Фёдоровна Батурина, Раиса Акимовна Пуляевская, Мария Михайловна Аристова, Антонина Васильевна Заболотник – из тех, что я лично знала, и другие.

После пересечения с улицей Шмидта вниз к реке стояли двухэтажные жилые дома и баня.

Именно в эту баню водили воспитанников детского дома, среди которых был и Витёк Астафьев, сделавший её позднее центральным местом действия в повести «Кража»: «В краесветской бане окна женского отделения были закрашены, а на мужское краски не хватило, или считалось, что мужикам стыдиться некого и незачем; городские окружали баню, заглядывали в тёмное нутро моечной, дразнились, показывали дрыны, поджиги, ножики.

Голые детдомовцы могли показать в ответ только кулаки да похлопать себя по тому месту, что ниже живота. Они знаками просили городских парнишек повременить, не разбегаться».

Эту баню до постройки новой, каменной на улице Шмидта, посещало большинство жителей города до конца шестидесятых. Ванны и канализация появились в домах старого города значительно позже и не во всех домах.

Здесь было начало улицы.

Улица родная, часть 2

Школа № 3 вошла в историю тем, что именно её ученики 15 декабря 1935 года написали письмо знаменитому тогда писателю Алексею Максимовичу Горькому о желании создать коллективную книгу о своём городе. Письмо было передано по радио в Крым, где А.М.Горький находился на лечении. В ответном письме он одобрил их решение, и книга «Мы из Игарки» была создана.

В шестидесятые годы в этом здании находился уже детский садик «Северок».

Небольшой домик на углу улиц Смидовича и Кирова был оборудован под летнюю парикмахерскую.

Редакция и типография газеты «Большевик Заполярья», как уже было сказано, располагались по адресу улица Кирова, дом 7. В штате редакции был редактор, заместитель, ответственный секретарь, отделы промышленный и писем. Работали телефоны. Их номера состояли из двух цифр. Всего в 1933 году телефонный кабель был протянут на расстоянии в пять километров, задействовано пятнадцать телефонных номеров.

В доме 4 по улице Кирова жила с семьёй актриса Заполярного драматического театра Ольга Николаевна Кайдан и её муж- композитор Сергей Фёдорович Кайдан-Дешкин, автор знаменитого пионерского марша «Взвейтесь кострами, синие ночи». Этим летом сын Ольги Николаевны Михаил, приехав из Нижневартовска, прошёл по развалинам города, двора, побывал на кладбище, но могилу матери, увы, не нашёл.

В доме № 25а по улице Кирова до войны жила семья Ларионовых – Александр Сергеевич и Галина Константиновна. На этот же адрес в январе 1945 года на главу семейства лейтенанта Ларионова пришла похоронка.

Храбро воевал игарчанин. На боевом счету командира взвода батареи 45-миллиметровых пушек Ларионова числились уничтоженными две автомашины, четыре бронетранспортёра, один средний и один тяжёлый танк «Тигр», пять ДЗОТов (дерево-земляных огневых точек), десять пулемётных точек, до 98 солдат и офицеров противника. Его грудь украшали ордена Красной Звезды и Отечественной войны 2 степени.

Он был представлен к званию Героя Советского Союза. В наградном листе так описывался его подвиг: «Осколком вражеского снаряда Ларионов был тяжело ранен в живот так, что выпали все внутренности. Ларионов схватил их руками и, напрягая все последние силы, крикнул своим подчинённым у пушек: «Вперёд, товарищи! Отомстим за муки нашего народа!» После этого Ларионов умер. Своими действиями Ларионов обеспечил батальону захват немецкой траншеи в укреплённой полосе, продвижению всего полка вперёд вглубь немецкой обороны, и прорыву хорошо укреплённой обороны немцев для всей дивизии».

К сожалению, наш погибший земляк звания Героя не получил, был удостоен посмертно лишь ордена Ленина. Он похоронен с воинскими почестями в польском городе Стопнице. А улица, на которой он жил в Игарке, могла бы носить имя героя – своего земляка.

С началом 60-х с открытием Дома культуры лесокомбината улица Кирова обрела своё второе рождение. После окончания спектаклей, торжественных собраний толпы горожан спускались вниз до автобусных остановок. Руководство лесокомбината, опять же в этом заслуга П.П.Полищука, не преминуло красочно оформить улицу, разместив по её центру стенды с исторически значимыми показателями работы комбината.

Улица родная, часть 2

Слева ближе к пересечению с улицей Шмидта в конце 80-х построили новое двухэтажное здание средней школы, объединив две (четвертую и первую), назвали новое учебное заведение «Средняя школа № 1». Но здание постигла та же участь, что и большинства деревянных домов города – оно сгорело. Мне кажется, это случилось в одну ночь с пожаром превращённого в рабочее общежитие знаменитого здания Дома Советов и Труда (школы № 4) по улице Большого Театра. Но, возможно, я что-то путаю. В моих записях «Хронографа» города «следов» зафиксированного мной события я не нашла.

Улица Сталина, Таймырская

Описав улицы, отходящие лучами от реки в старом городе: Чкалова, Большого Театра и Кирова, следующей, параллельной им, следует назвать улицу Таймырскую, старожилам известную ещё как улица Сталина. Странно, но её почему-то нет в перечне улиц, куда должна была доставляться газета в 1936 году.

Хотя улица имени первого человека в стране – Иосифа Виссарионовича Сталина уже упоминается в газете «Большевик Заполярья» 1935 года: «6 августа в городе прошли субботники по очистке усадебных площадок. По Экспортной улице против площади Советов прошла раскорчёвка пней и уборка мусора на площади 1629 квадратных метров. Начата работа на улице Кирова. Жильцы домов 4 и 8 по улице Сталина очистили свои усадьбы от мусора. Произвели расчистку и жильцы, проживающие по Рабочей улице в домах 26 и 28» (заметка «Субботники чистоты» в газете от 8 августа 1935 года).

Улицу Сталина называет как первую и Ал. Вольский: «За десять лет в Игарке построено 806 домов с площадью 560 тысяч квадратных метров. Эта площадь обеспечивала жилища для 15 тысяч населения».

Поэтому логически считаем улицу Сталина одной из первых улиц старого города, идущую перпендикулярно улицам Портовой, Рабочей и Почтовой (четвёртой при въезде в старую часть города со стороны новой части).

Улица родная, часть 2

Улица уходила от берега протоки далеко вверх, была столь же длинна, как и улица Большого Театра. В 1963 году на ней указаны дома с порядковым номером 102, включая литерные. Получается, что на этой улице было самое большое в рамках города количество домов, в основном, жилых.

В 1938 году на улице Сталина, 18 открыли ресторан. А ранее – 24 апреля 1932 года бюро ГК ВКП (б) приняло решение о создании в городе Игарке центральной библиотеки. Эта дата и современными библиотекарями города считается Днём рождения библиотеки. А Виктор Петрович Астафьев утверждает, что первое здание библиотеки, которое и он посещал, находилось на улице Сталина, вскоре переименованной в Таймырскую.

Старожил города Виктор Никитич Дорожкин вспоминает: «Улица Сталина в 1957 году стала Таймырской по приказу сверху. Многие этому решению радовались, особенно западенцы и лесные братья, хоть и имели к тому времени свой посёлок Литовский. Нам, в ту пору школьникам – пионерам, объясняли, что это правильно. Но много было таких, что даже плакали, услышав это решение, и хранили таблички с названием улицы Сталина. На Сталина жили работники аэропортов и городские чиновники. Дома были 2-х этажные с удобствами». Под «удобствами» понималось наличие тёплых туалетов в квартирах.

На улице Таймырской долгие годы с семьёй жила Анна Степановна Козлова (1924-2017), бессменный лидер игарских ребятишек, директор Дома пионеров, «Почётный гражданин города» (1989).

Улица родная, часть 2

В 1958 году на улице Таймырской было построено здание конторы Игарторга с благоустроенным клубом и красным уголком. В клубе регулярно демонстрировались художественные фильмы, хотя зал был небольшой вместительности.

Наискосок от него управления Игарторга, ставшего впоследствии ОРСом (Отделом рабочего снабжения) лесокомбината, находился магазин, носящий название «Юбилейный».

Далее вверх следом шло одноэтажное здание детских яслей. В основном же, повторюсь, кроме ещё и небольшой конторки «Энергосбыта» (наискосок от здания библиотеки ближе к улице Шмидта), все дома на улице Таймырской были жилыми.

Шесть из них с номерами 17а, 25, 26, 26а, 28 и 62 числятся и в границах избирательных участков 2017 года. Хотя в 2004-2005 годах так же, как и большинство домов старого города, все строения были сожжены в плановом порядке, а земельные участки рекультивированы.

Улица Советская

Одна из первых улиц старого города, перпендикулярно улицам Портовой, Рабочей и Почтовой (пятая при въезде в старую часть города со стороны новой части). Не переименовывалась.

Не припоминаю, чтобы на этой улице были иные строения, только жилые дома, вначале одноэтажные частные домики и бараки. В 1939 году – двадцать два дома. Улица начиналась от самой протоки, и также шла вверх. В распутицу была грязной и непроходимой, лишь несколько проложенных досок по обе её стороны, чтобы не могли застрять телеги, а позднее и автомобили.

В 1930 году в маленьком домике на углу улиц Смидовича и Советской была открыта школа № 4, школа была начальной. Став семилетней, школа заняла двухэтажный дом по улице Большого Театра, 15, затем более известный факт – в 1937 году школа номер четыре, став средней, перешла в бывшее здание Дома Советов и Труда.

В июле 1935 года делегация Игарки под руководством Валентины Петровны Остроумовой побывала на приёме в Кремле. В принятом тогда же постановлении правительства России разрешалось индивидуальное строительство домов в городе, на эти цели выдавались кредиты.

В реальности, вынужденными строить жильё для себя оказывались не только сметливые и расторопные передовики производства, но и депортированные на Север во время Великой Отечественной войны народы, сотрудничавшие с германской армией: финны, греки, калмыки, российские немцы, а после окончания войны — народы присоединённых к СССР прибалтийских союзных республик. Виновными в сопротивлении, либо неповиновении были конкретные люди, а пострадали целые народы, высылаемые далеко на Север, оторванные от среды своего существования.

Вот что рассказывает вернувшийся в зрелом возрасте в Литву жилец дома № 47 по улице Советской Винцас Сташевичус: «В моём доме — мы его ещё называли бараком — жили четыре семьи. Он был построен на лежачем фундаменте, а это делали так: выкапывали канавы, туда клали брёвна, а потом на них ставили сваи. И дом стоял ровненько, и до нас там жили калмыки. Нас в Игарку сослали в 1948 году. Мне было четыре годика, моим братикам было по три и по шесть лет, сестре едва исполнилось восемь месяцев».

В Заполярье в возрасте пятидесяти лет умерла мама Винцаса, сгинула, как и многие, от серьёзной болезни, не пережив трагедию собственной семьи. На снимке как раз запечатлен момент похорон. В девяностые выехавшие из Игарки литовцы предприняли беспрецедентную акцию: эксгумировали и перевезли на Родину останки своих родных, перезахоронили в соответствии со своими обычаями. Но выжившие игарскому братству верны и сейчас – бывшие ссыльные собираются вместе, вспоминают о трудностях. 73-летний Винцас Сташевичус пишет мне: «Игарка была тюрьмой под открытым небом. Там проживали люди из 15 республик. Зимой не улетишь на самолёте, они редко летали, а летом без документа билет не купишь».

Зимой бараки заносились снегом по самую крышу, стены промерзали, и жильцы старались хоть как-то сохранить тепло внутри квартир, оббивая стены дома снаружи кусками рубероида, или фанерой, и засыпая в образовавшееся пространство опилки.

С соседями по улице – Смеховыми, Бархатовыми Сташевичусы дружили. В обиду друг друга не давали. Все выросли хорошими людьми, получили профессию. Дружба и сегодня поддерживается, уже на страницах социальных сетей интернета.

Постепенно, с годами, бараки сносились, строились на Советской улице двухэтажные дома: в 1963 году их было сорок один, к 1977-ому уже на два десятка больше – пятьдесят два. В избирательных документах 2017 года по улице Советской числятся жилые дома 17,19,21, 30 и 33а.

Но в целом улицы Советской нет, как нет и страны Советов. Нет и Литовского посёлка, о котором расскажем ещё в своё время. Пока же продолжим путешествие по старому городу первых лет существования Игарки.

Улица Пролетарская

Одна из первых улиц старого города из того самого маршрутного списка доставки газеты 1936 года – улица Пролетарская. Она шла перпендикулярно улицам Береговой, Рабочей и Почтовой (шестая при въезде в старую часть города со стороны новой части). Всё, что относится к описанию улицы Советской, целиком и полностью можно отнести и к улице

Пролетарской. Разнится только количество построенных на ней домов. В 1939 году можно было насчитать тридцать девять жилых домов, в 1963–ьем — пятьдесят четыре. К 77-ому году дополнительно построили четыре дома – номера 61, 65, 66, 68. А к 95-ому году их количество сократилось до девяти: остались не сгоревшими, не снесёнными, не разрушенными номера 20, 23, 25, 27, 29, 45, 48, 50, 68.

Сейчас числится по документам пять домов, но формально улицы как таковой уже нет.

Улица Трудовая, Пионерская

Следом за улицей Пролетарской двигаясь по направлению к Волчьему логу, идёт параллельно улица Трудовая (Пионерская). Она тоже должна быть одной из первых улиц старого города, перпендикулярно улицам Береговой, Рабочей и Почтовой (седьмая при въезде в старую часть города со стороны новой части).

Но улица по неизвестной причине также не упомянута в списке доставки газет.

Улица родная, часть 2

А вот что вспоминает об улице детства Альбина Осетрова: «Мои родители отец Александр Агафонович Осетров был репрессирован в 1929 году и сослан вместе с женой Фёклой Васильевной и двумя малолетними детьми из Сухобузимского района Красноярского края в город Игарку. Мы жили в доме 22 по улице Трудовой. Дом был деревянным, стоял у протоки. Нас почти каждую весну подтапливало, и родители всё поднимали на чердак, на крышу сараев. Был огородик, где, я помню, садили картошку. Вырастала она водянистой, мелкой, но всё-таки была своя. Держали родители в хозяйстве и корову.

Домик был небольшой: кухня и большая комната, но такое всё родное, что я помню всю внутреннюю его обстановку до мельчайших подробностей и сегодня, спустя долгие годы. В доме было много цветов, посаженных в большие деревянные кадушки. Мама очень любила цветы.

У нас в семье о ссылке не говорилось, и никогда отец не ругал советскую власть, наоборот, говорил, что в свои 24 года в Игарке увидели свет. Правда, жить им тяжело было, но это была совсем другая жизнь. Его уважали на лесопильно-перевалочном комбинате, где он работал. Во время войны у него была бронь, на фронт он не пошёл. Отца по Северному морскому пути отправляли учиться на пилостава в Архангельск. Так он всю жизнь и проработал в деревообрабатывающей промышленности. Вырастил пятерых детей, всем дал образование.

В конце войны в нашей семье случилась трагедия. Моя сестра, 1927 года рождения, работала в совхозе. И каждый день они должны были переплывать протоку в лодке. В тот день поднялся шторм, лодку перевернуло, и все девушки утонули, кроме матросика, после ранения вернувшегося с фронта. Весь ужас ещё был в том, что никого не нашли.

Вот с тех пор мама и болела, из-за неё мы и переехали в 1952 году в посёлок Маклаково. Мама умерла рано в возрасте 55 лет в 1960 году.

На улице Трудовой недалеко от нас в частном доме жила семья Макарьевых, как я помню, отец у них работал начальником Мерзлотной станции. Проулок наш был небольшой от мостовой, а выше уже строили двухэтажные дома.

Намного позже наши дома поглотила биржа сырья – сюда в зимний запас стали складировать брёвна.

Родителей со временем реабилитировали. Помогала в этом игарчанка Лариса Васильевна Голубь».

Улица Трудовая с честью несла своё название, строилась. В 1939 году на ней было более полусотни домов. От улицы Шмидта вверх она уже застраивалась добротными двухэтажными домами. Был детский садик.

В 1962 году после пожара нашу семью на несколько дней приютила семья первой учительницы моего брата-первоклассника Валерия Ивановна и Борис Борисович Масловские. Они недавно поженились, у них была маленькая дочь Алёнка, но в их двухкомнатной квартире нашлось место и для нас пятерых, пока отцу не предоставили квартиру по улице Малого Театра, 5.

История улицы Трудовой – это пример того, как название одной и той же улицы игарчане сохраняли надолго. В 1962 году в Игарке случился большой пожар. Он не затронул улиц старой части города. Если бы ветер с загоревшейся биржи пиломатериалов повернул в их сторону, сгоревших домов могло быть в разы больше. В новой части города, о которой расскажем дальше, полностью сгорела улица Пионерская. И вновь её название было дано Трудовой 12 мая 1972 года. Тогда в ознаменование 50-летнего юбилея Всесоюзной пионерской организации улица Трудовая была переименована в Пионерскую. А уж детей в нашем городе ценили всегда.

В начале двухтысячных годов большинство жителей улицы Пионерской переехали в микрорайоны, либо выехали за пределы города. Однако, в избирательных документах 2017 года ещё называются дома 37, 38, 39, 40, 41, 43, 45, 46, 47, 48, 49, 51.

Улица родная, часть 2

На снимке 2015 года вот как выглядит сегодня улица Пионерская (Трудовая).

Улица Дальняя, Школьный тупик

Название улицы Дальней – тоже из «графика доставки газеты» 1936 года. Улица состояла, в основном, из одноэтажных частных домов, построенных вдоль Волчьего лога, и шла вверх от улицы Шмидта к улице Малого Театра, параллельно улице Трудовой (Пионерской).

В избирательных документах 1939 года на улице Дальней значатся жилые дома включительно по номер 23а. В 1940 году Дальняя была переименована в Школьный тупик. Сведения об этом почерпнуты нами из решения исполкома горсовета «О районировании и литерировании города», опубликованного в газете «Большевик Заполярья» 19 июля 1940 года. Далее мы ещё будем говорить об этих преобразованиях более подробно. Пока же процитируем лишь пункт 4 решения: «Присвоить новые названия улицам по 2 району (старый город): «Тупик Школьный» – на задах вновь отстроенной школы (бывшая Дальняя)».

Однако, улица Дальняя продолжает существовать на карте старого города и в 1946, и в 1957, и в 1966, и в 1977 — вплоть до 1990 года. Впрочем, и Школьный тупик тоже фигурирует в документах вплоть до 2017 года, когда упоминаются дома под номерами 6 и 16.

В связи с улицей Дальней мне вспоминается один криминальный факт, более подробно описанный мною в очерке «Ужасы нашего городка». Тогда убийство работника лесокомбината, так оперативно раскрытое начальником уголовного розыска Хмаруком, было совершено как раз в одноэтажном домике по этой улице.

Экскурсию по улицам старой части города на этом хочу ненадолго прервать для того, чтобы решить для себя одну из стратегических задач очерка – продолжить рассказ об улицах этой части города, уходя во временные рамки уже 40-х годов, либо, соблюдая временные отрезки, на время переметнуться через Медвежий лог, где уже в средине 30-х годов приступили к строительству «Большой Игарки» — современного нового города.

Пока же прошу вновь игарчан по прочтении поделиться со мной впечатлениями, что вы помните из истории вашего дома, улицы вашего детства, либо зрелой жизни в Игарке. Вместе дополним материал вашими деталями. Пишите на мой адрес внизу этого сайта, либо в «Одноклассниках».

Фото улиц Игарки с сайта «Одноклассники».



Читайте также:



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *