Как известный писатель Астафьев стал знаменитым



Астафьев и Игарка:  хронограф событий

Файл 06

1975 год

 12 января.  В газете «Вологодский комсомолец» опубликован рассказ В.Астафьева «Старое кино». В нём приведены  эпизоды о  том, как смотрели фильмы ребятишки в Игарке. Впервые затронутая тема   детских  впечатлений о посещении кинотеатра будет не раз возникать и в последующих рассказах писателя на «игарскую тему»: «Эпидемия»,  «Счастье».  «Затесь» «Старое кино» в разделе «Из старых тетрадей» — один из наиболее часто включаемых рассказов писателя в сборники.

Февраль 1975. В журнале  «Начальная школа»  в «Обзоре журнала  «Мурзилка» за 1974 год»  говорится и о рассказе В.Астафьева «Как мы с дедом рыбачили». (№ 2 стр.84-91).

8 апреля. В Москве в издательстве «Молодая гвардия»  тиражом 300 000 экземпляров выходит сборник рассказов «Конь с розовой гривой», где есть и рассказы на «игарскую» тему: «Васюткино озеро», «Гирманча находит друзей».

Май. Виктор Петрович продолжает собирать вокруг себя бывших игарчан. В письме другу писателю Евгению Носову сообщает: «Книга моя, изданная в Красноярске, (конечно, имеется в виду повесть «Кража») помогла найти трёх содетдомовцев – уже всем за пятьдесят и все не верят, что они уже старики, как сговорились, пишут: «А жизни-то не видели!» (Астафьев В.П. «Нет мне ответа… Эпистолярный дневник 1952-2001», стр.215)

Заканчивает писать  ещё одну, последнюю  (по написанию) главу «Царь-рыбы» «Сон о белых горах», над ней он работал в течение двух лет. Сообщает об этом журналисту газеты «Красноярский рабочий» А.Щербакову: «…наконец-то пошла, сдвинул я её, и последняя глава «Царь-рыбы», очень большая – в сущности – повесть в повести, и завтра, даст бог, я поставлю точку в черновике, и вся книга на разном уровне готовности глав будет уже в сборе, а дорабатывать, добивать, я умею, воспитал в себе упорство и терпение долгими и многолетними трудами». (Астафьев В.П. «Нет мне ответа… Эпистолярный дневник 1952-2001», стр.216)

Действие в главе «Сон о белых горах» происходит вблизи Игарки, упоминается  сам город, река Курейка, ее приток Энде, плато Путорана, поселки Усть-Мундуйка и Усть-Курейка, Графитовый рудник, строящийся (не названный в повести)  посёлок  гидроэлектростанции – ныне посёлок Светлогорск.

Как известный писатель Астафьев стал знаменитым

«У охотников, постоянно занимающихся промыслом в туруханской тайге, были освоенные, обжитые ими районы, и Акиму, как новичку, определили угодье и никем не занятое становище, из глухих глухое, из дальних дальнее, ниже озера Дюпкун, на речке Эндэ – притоке то бурной, порожистой, то болотисто-неподвижной Курейки. До ближнего посёлка Усть-Мундуйки, отмеченного на карте якорем, поскольку сюда с весенним завозом заходят пароходы и самоходки, а летом реденькие катера, от зимовья сотня с лишним вёрст. По левому берегу Курейки, где-то среди озёр, болот и сонно темнеющих гор утерялся посёлок Агата, в котором, по слухам, давно нет ни одного жителя. По правому берегу Курейки, за реками Кулюмбе и Горбиачин, где-то возле озера Хантайского, зимой и летом стоит бригада рыбаков, добычу которой       таскает в игарский рыбозавод самолётик… «Две Бельгии и полторы Франции в твоём распоряжении!» — смеялся пилот вертолёта, ещё по теплу забрасывая к охотничьему зимовью всё необходимое для долгой жизни и нелёгкого зверованья…» (Астафьев В.П. Царь-рыба, Красноярск, 1993, стр. 281-282) «Так и то сказать в его распоряжении (имеется в виду Аким) вся туруханская тайга». (стр.335)

Два других героя этой главы москвичка Эля, отправившаяся в Сибирь повидаться с отцом-геологом и Гога Герцев, согласившийся сопровождать её до места работы отца – образы вымышленные. Но места их передвижения – реальные: «Теплоход свозил их в Дудинку и повернул обратно. Они высадились в Игарке – Эля читала об этом городе статейки в газетах, хотела его посмотреть, и летами бойкий, взбудораженный навигацией, заполярный городишко понравился Эле». (Астафьев В.П. Царь-рыба, Красноярск, 1993, стр. 308)

Упоминается в главе и Туруханск (стр.308),  и игарская протока, где якобы стояло на отстое судёнышко, на котором работал в молодости Аким, и игарская больница, где он лечился, сорвавшись со стремянки при окалывании ломом льда «Бедового» и очутившись в воде, подёрнутой шугой. (стр.312)

Найдя в своём зимовье  простудившуюся, больную, практически умирающую, оставленную погибшим Герцевым Элю,  Аким, как только позволяют погодные условия, решает  выходить с девушкой из тайги  к людям: « По Эндэ до Курейки два перехода. Эндэ я пробежал – почти везде замёрзла.  На Курейке есть шивера и пороги, возле   них полыньи, нырнёшь и больше не вынырнешь… Горы нам с тобой не обломать, сорвёсся, укатисся, засыплет курумником… Пусть где бережком, где бечёвкой, где горой, где тайгой прошли мы по Курейке до станка Графитного. Живут там люди? Вопрос! Давно не ходил я по Курейке. Летать навострился, понимас. Переть в Усть-Курейку? Но и там народу небось нету. От Усть-Курейки через Енисей, в саму столицу – Курейку… М-да, долга верста таёжная!..

Вёрст через пятьдесят озеро Хантайское, на ём стоит бригада игарского рыбозавода, туда самолёт ходит, радист есть». (стр.340)

В пути с больной Элей Аким размышляет: «Обломать бы горы, спуститься за так называемую «параллель» к редким, болотистым лесам Заполярья, прижавшим к Губенской протоке смирный зимней порою городок Игарку. Один, да на лыжах, да с собакой – в три-четыре дня пришлёпал бы в городок, попарился в баньке, выпил с дружками-приятелями и рассказал бы про весь тот «тихий узас», который стрясся с ним в тайге». (стр.355)

Как известный писатель Астафьев стал знаменитым

И в конце путешествия,  когда герои подняты на борт вертолёта явно игарскими летчиками, узнаём, что «Если бы Аким не спал, он с удивлением обнаружил бы, что летят они не в Туруханск, не в Игарку, тянут они над Курейкой, спрямляя её криули, к давно заброшенному посёлку и садятся на разгребённый в снегу аэродромишко… Посёлок на отшибе сбежался в кучу, сгрудился вокруг недавно срубленного помещения с вывеской, и все дома в посёлке подколочены, подлажены, подлатаны, дымятся трубами, везде трещат трактора, ходят машины, горит электричество. С удивлением узнал бы Аким, что посёлок этот забит до отказа мастеровым, рабочим и инженерным людом.

На Курейке, пустынной Нуме-Люме люди ладились строить гидростанцию». (стр.367-368)

В действительности, всё так:  посёлок Светлогорск начинался  с первого поселения, названного Пионерным, расположенного невдалеке от бывшего Графитового рудника. Но В.П.Астафьев в Светлогорске не был ни разу.  Сила воображения и талант помогли писателю создать такое произведение, что читатели нисколько не сомневались, что автор сам прошёл путями своих литературных героев.

Интересный эпизод вспоминает и Мария Семёновна Астафьева в своей автобиографической повести «Знаки жизни»: «… а лётчики, когда он был на юбилее Игарки (речь идёт о 1979 году), предложили съездить на рыбалку и полетели, точно воспроизведя путь Эли и Акима (по главе «Сон о белых горах»), и всё, говорит, посматривали на меня, и, наконец, не выдержали, спросили, узнаёт ли он места?

— Какие?

— Мы пролетели тем путём, каким шли ваши Эля с Акимом?

— Я здесь не бывал…

— Как?! – лётчик даже руль выпустил от удивления. – А как же вы писали?

— Я жил в Игарке, в Курейке, пользовался картой, много слышал рассказов и просто работало воображение». (Корякина М.С. «Сколько лет, сколько зим», Красноярск, 200, стр.417)

8 – 10 июня.   В краевой газете «Красноярский рабочий» опубликован очерк Виктора Астафьева «Стержневой корень» о творческом становлении писателя и игарчанах, оказавших влияние на выбор его творческого пути: учителе Игнатии Дмитриевиче Рождественском и директоре детского дома  Василии Ивановиче Соколове. Очерк предварял репортаж специального корреспондента газеты А.Щербакова из Вологды.

с 3 по 16 июля. Впервые в газете «Красноярский рабочий» публикуются главы из повести Виктора Астафьева «Царь-рыба». По просьбе редакции Виктор Петрович предложил для публикации две главы, они и были размещены в тринадцати номерах газеты.

Июль. Из Игарки в Вологду навестить брата приезжала сестра Галина Петровна Буракова с мужем и сыном Сергеем. Об этом писатель сообщает в письме  Валентину  Курбатову: «Из Игарки приехала сестра с мужем и дитём, которое взорвало бочку пороха, готовясь к будущим битвам, опалило себе рожу, кожу, лёгкие, а главное, глаза. На одном начались боли – надо лечить. Хлопоты, беготня, но всё же пробую работать». (Астафьев В.П. «Нет мне ответа… Эпистолярный дневник 1952-2001», стр.223)

Сентябрь. Перевозит  к себе в Вологду в очередной раз овдовевшего отца. Никто из детей, сводных братьев и сестёр не захотел взять его к себе. «Нет у меня к нему любви, хоть и грешно это, — пишет он в письме другу Евгению Носову, — но и злобы на него уже нет – всё перегорело, перетёрлось в муку – жизнь учит терпимости, которой так людям недостаёт, терпимости и жалости друг к другу». (Астафьев В.П. «Нет мне ответа… Эпистолярный дневник 1952-2001», стр.230)

В том же письме рассказывает, что в июле умер ещё один его брат: «…пил здорово, колесил по свету, перед смертью явился в Дивногорск, выпил, уснул и готов – сгорел от вина – это по-ранешному, а по-нынешнему – «алкогольный токсикоз». Положили его рядом с сестрой Ниной, которая, я говорил тебе и показывал место, сорвалась со скалы и разбилась…»

 Скорее всего, речь идёт об Анатолии. К этому времени в Дивногорске уже жила мачеха Таисья Ивановна, но точной даты её переезда из Игарки не установлено.

23 декабря. За книгу повестей «Перевал», «Последний поклон»,  «Кража», «Пастух и пастушка»   Астафьев В.П. удостоен  Государственной премии РСФСР   имени М.Горького в области литературы (Постановление Совета Министров РСФСР 23.12.1975 № 674)

1976 год

В Москве в издательстве «Художественная литература» выходят «Повести», где есть и «Кража».  Предваряет книгу статья Виктора Астафьева «Стержневой корень», где он пишет о своих игарских учителях – И.Д.Рождественском и В.И.Соколове.

В журнале «Наш современник»  в номерах 4,5 и 6  впервые полностью опубликовано повествование в рассказах «Царь-рыба», (кроме рассказа «Дамка», опубликованного тогда же в еженедельнике «Литературная Россия»), однако, писатель не рад. В письме  В.Я.Курбатову  он сообщает об этом: «…потери в повести огромны. Много нервов, много сил взяла эта «редактура», на душе было горько и пусто, недоумение брало – уж если это режут и порют, то что же тогда будет, если поплотнее навалиться на то, что называется правдой! Страшна она, матушка, ох страшна! Вот и не подпускают, ведут отстрел с упреждением». (Астафьев В.П. «Нет мне ответа… Эпистолярный дневник 1952-2001», стр.241, письмо от 14.06.1976 года)

В первой же главе «Бойе» упоминается эпизод  приезда  автора в Игарку: «Я многого ждал от той поездки, но самое знаменательное в ней оказалось все же, что высадился я с парохода в момент, когда в Игарке опять что-то горело, и мне показалось: никуда я не уезжал, не промелькнули многие годы, все как стояло, так и стоит на месте, вон даже такой привычный пожар полыхает, не вызывая разлада в жизни города, не производит сбоя в ритме работы. Лишь ближе к пожару толпился и бегал кой-какой народ, гундели красные машины, по заведенному здесь обычаю качая воду из лыв и озерин, расположенных меж домов и улиц, громко трещала, клубилась черным дымом постройка, к полному моему удивлению оказавшаяся рядом с тем домом, где жила в домработницах бабушка из Сисима». (Астафьев В.П. Царь-рыба, Красноярск, 1993, стр. 10)

Как известный писатель Астафьев стал знаменитым

В то же время сообщает критику Валентину Курбатову, что с издательством вновь возникают трения: «Книга идёт со скрипом, немалым приходится попускаться во имя главного. Слава богу,  в первом куске удалось сохранить и суть, и первозданность. Как-то будет дальше?» А немногим ранее по тексту: «Жду третий кусок «Царь-рыбы» (гранки). А ещё литом не благословлён и второй». (Астафьев В.П. «Нет мне ответа… Эпистолярный дневник 1952-2001», стр.239, письмо от 04.04.1976 года)

А писателю-сибиряку Николаю Волокитину рассказывает подробности: «Судя по тому, как истреблялся в моей «Царь-рыбе» всякий намёк на заключённых, не было их у нас и нету, и хотя язык, как известно, вращается около больного зуба, это мало кого касается – была бы видимость благостного порядка и благополучия, вот, что сейчас главное, чем озабочены охранители чести литературы». (Астафьев В.П. «Нет мне ответа… Эпистолярный дневник 1952-2001», стр.240, письмо от 08.05.1976 года)

В Братиславе на словацком языке, а в Кишинёве на молдавском  издана книга «Последний поклон».

В это же время В.П.Астафьев редактирует «Царь-рыбу» для отдельного издания.

В Петрозаводске в издательстве «Карелия» выходит коллективный сборник  «Повести и рассказы»,  публиковавшиеся до этого журналом «Север»: в нём впервые опубликована «затесь» «Старое кино», где есть и упоминание о том, как смотрели первые звуковые художественные фильмы ребятишки Игарского детского дома и Виктор Астафьев среди них.  Полностью  отрывок процитирован в разделе «1938 -1941 годы. Годы жизни в детском доме». (стр.16-22)

Отвечает на письмо членов литературного кружка школы-интерната № 2 города Череповца, в частности, пишет: «Вы, наверное, знаете из биографии, что я тоже когда-то участвовал в школьном рукописном журнале и «творчество» моё началось именно там, в школе… Люблю классическую музыку… любовь к которой привил мне воспитатель детдома Василий Иванович Соколов (прототип Репнина в повести «Кража»)… первой прочитанной в жизни книгой и долго мною любимой была «Робинзон Крузо» Даниэля Дефо, потом любил всё то, что любят все дети». (Астафьев В.П. «Нет мне ответа… Эпистолярный дневник 1952-2001», стр.253)

16 января. В газете «Литературная Россия» опубликована глава из романа «Царь-рыба» «Дамка».

1977 год

Февраль. Начерно закончил заключительные главы повести «Последний поклон». Работа продолжалась в течение двадцати лет.  Актёру Михаилу Ульянову он пишет: «Я ведь и старые главы все перетряс, подтянул и сделал новую редакцию всей первой книги. «Поклон» теперь состоит из двух книг»… (Астафьев В.П. «Нет мне ответа… Эпистолярный дневник 1952-2001», стр.265)

И более откровенно критику Валентину Курбатову: «На исходе сил всё делал, почти больной от усталости и подлой погоды. Увёз книгу в Москву». (Астафьев В.П. «Нет мне ответа… Эпистолярный дневник 1952-2001», письмо от 02.12.1977, стр.264)

В Москве в издательстве «Молодая гвардия» выходит  сборник повестей «Мальчик в белой рубахе», где помещены  «Последний поклон» и первое книжное издание «Царь-рыбы».  Тираж 150 тысяч экземпляров.

В Москве в издательстве «Советская Россия» выходят «Повести», где есть и «Последний поклон», «Кража».

В Перми выходит сборник «Повести. Рассказы. Затеси», где есть и «Гудки издалека», «Бойе», «Весенний остров».

В Софии на болгарском языке выходит двухтомник произведений В.Астафьева «Избранное», где есть и повесть «Последний поклон» (во втором томе).

«Царь-рыбу» печатает  в номере 5 журнал «Роман-газета»: «Осчастливили меня «Роман-газетой», но… одним номером, два – это не для меня, и пришлось мне сокращать 3,5 листа. Я, идиот, пошёл по повести, и вот она стала вся обезжиренная, неживая, чужая, и сам я себя запрезирал..» (Астафьев В.П. «Нет мне ответа… Эпистолярный дневник 1952-2001», стр.242-243, письмо В.Я.Курбатову  от 18.08.1976 года).

И по выходу журнального варианта журналисту Вадиму Летову: «… «Царь-рыба» продрала все невода и мережи на своём пути.  Не давать стало невозможно, велик резонанс, сильно пошла за кордон, а ведь написана-то  лишь частица, капля из  великого моря человеческих страданий и безобразий, чуть тронута вопросом тема – отчего люди так одиноки?» (Астафьев В.П. «Нет мне ответа… Эпистолярный дневник 1952-2001», стр.256, письмо от 15.01.1977 года)

В Москве в издательстве «Художественная литература» отдельной книгой выходит повествование в рассказах «Царь-рыба». В России, в республиках Советского Союза и за рубежом «Царь-рыба» выдержала более ста изданий.  Критик Николая Яновский считал, что «Царь-рыба» написана «Не о рыбе и её ловце, не о рыбалке, хоть и трудной, пошла здесь речь, а о трагедии Человека. С Природой он повязан «одним смертным концом», который вполне реален при бездумном и безнравственном обращении с нею». (Н.Яновский. «Виктор Астафьев», стр.264)

На киностудии «Мосфильм» кинорежиссёр Булат Мансуров собирается снимать фильм по повести Астафьева «Перевал», планируется проведение съёмок в Игарке, туда приезжает киногруппа, собирается прибыть и писатель: «Я на всё лето хочу уехать со съёмочной группой на Родину, отдохнуть, отдышаться, решить вопрос с переездом – стоит – не стоит». (Астафьев В.П. «Нет мне ответа… Эпистолярный дневник 1952-2001», стр.257)

Пишет письмо семье Игнатьевых в Ленинград – «…Вылетаю, если здоровье позволит, в Игарку, где не был с 1959 года».  Страницы из жизни Виктора Астафьева» Юрий Ростовцев,  стр. 21)

Однако, встреча с городом детства не состоялась.

Август. Был в Овсянке, на реке Мане, консультировал съёмочную группу «Мосфильма», снимавшую  художественный фильм «Сюда не залетали чайки» по повести В.П.Астафьева «Перевал» (сценарий Б.Тропинина и Б.Мансурова, режиссёры Г.Мансуров и Г.Аманов, в главных ролях П.Кадочников, Миша Егоров), останавливался у своей одноклассницы Антонины Иннокентьевны Вычужаниной.  Дал интервью корреспонденту газеты «Красноярский рабочий». Подписал договор с Красноярским книжным издательством на выпуск в следующем году книги «Царь-рыба». (Тихомиров В. «На Мане-реке», газета «Красноярский рабочий» 26.08.1977)

1978 год

Впервые в периодической печати в журнале «Наш современник» № 1 печатается глава «Сорока» о дяде Виктора Петровича – Василии Павловиче Астафьеве, игарчанине, погибшем в годы войны.

В Москве в издательстве «Современник»  впервые в  полном объёме (в двух книгах) выходит  повесть «Последний поклон», тираж 100 тысяч экземпляров. Вторая часть  повести «Последний поклон» начинается главами «Бурундук на кресте» (написана в 1974), «Карасиная погибель» (написана в 1974), «Без приюта» (написана в 1974),  о жизни семьи Астафьевых в Игарке. (Первое  книжное издание этих глав в составе повести).  Повесть не раз будет переиздаваться, будут написаны новые главы. В 1988 году писатель признаётся в письме другу и критику Валентину Курбатову: «…новые главы, как им и полагается, даже чуть получше некоторых прежних, но не всех, так горько, с таким «юмором», как «Без приюта» мне уже не написать…» (Астафьев В.П. Нет мне ответа… Эпистолярный дневник 1952-2001, стр.433)

В 1978 году в повесть  добавилась глава «Сорока».

В Красноярском книжном издательстве отдельной книгой выходит повествование в рассказах «Царь-рыба» — первое отдельное издание, включает в себя главы: часть первая: «Бойе», «Капля», «Дамка», «У золотой карги», «Рыбак грохотало», «Царь-рыба», «Летит чёрное перо»; часть вторая: «Уха на Боганиде», «Поминки», «Туруханская лилия», «Сон о белых горах», «Нет мне ответа». Тираж издания 150 тысяч экземпляров. «Игарская» тема прослеживается в главах «Бойе», «Капля», «Дамка», «Уха на Боганиде», «Туруханская лилия», «Сон о белых горах».

В Кишинёве  на молдавском языке выходит сборник рассказов «Васюткино озеро».

На экраны страны вышел художественный фильм «Сюда не залетали чайки» (режиссер Б.Мансуров), по повести «Перевал»  и художественный фильм «Таёжная повесть», снятый по мотивам произведения В.П.Астафьева «Царь-рыба», производство  киностудии Ленфильм (г. Санкт-Петербург),  режиссёр Владимир Фетин, автор сценария Альбина Шульгина, в роли Акима Михаил Кононов, Эли – Светлана Смехнова-Благоевич, Гоги – Евгений Киндинов. Сам Астафьев считает фильм «блёкленьким». (Астафьев В.П. От автора, «Царь-рыба», Красноярск, Гротеск, 1993, стр.5)

Покупает дом в селе Овсянка: «Купил я домик в Сибири на 28 метров (пустили слух – дворец!), его ценность самая большая в том, что он в родном переулке, напротив бабушкиного дома, где прошло моё короткое детство». (Астафьев В.П. «Нет мне ответа… Эпистолярный дневник 1952-2001», стр.279)

19 октября. За повествование в рассказах «Царь-рыба» Астафьеву В.П. присуждена Государственная премия СССР 1978 года в области литературы. (Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР 19.10.1978 № 852)

Друг Астафьева, новосибирский писатель Евгений Городецкий, вместе с которым он был на реке Нижняя Тунгуска, когда только задумывалась «Царь-рыба», читавший новую повесть  ещё в рукописи, вспоминал: «Мне часто приходилось слышать или читать об отдельных произведениях, что вот-де появление их стало событием в литературной жизни, имя писателя у всех на устах и так далее. Вполне может быть, за всем не уследишь. Но вот что «Царь-рыба» приковала к себе всеобщее внимание – это я могу свидетельствовать. Успех её был ошеломляющ. До неё Виктор Петрович был известный писатель, после неё стал знаменитым. Его гнев, его печаль, его любовь нашли созвучие в миллионах сердец, читатели отблагодарили его таким признанием, которого удостаиваются очень немногие. Виктору Петровичу она не вскружила голову, не добавила заносчивости или чванства простецкой его натуре. Он выше этого, устойчивей. Известность и слава – награда Астафьеву за подвижнический, изнуряющий труд. Знать, что тебя почитают и поддерживают соотечественники, что тебе дано владеть их умами, — есть ли награда выше этой»? (Городецкий Е.А. «С печалью, гневом и любовью», газета «Красноярский рабочий» 1 мая 1984 года)

1979 год

В издательстве «Молодая гвардия» (Москва)  впервые начинает печататься собрание сочинений в 4 томах,  выходит первый том.

Как известный писатель Астафьев стал знаменитым

В нём предисловие, написанное Валентином Курбатовым «Книга одной жизни», где упоминание об игарских детских истоках в становлении писателя: «Да, он умел сочинять уже в детстве и радовал других живописным враньём  (умел «наворотить семь вёрст до небес») и себя утешал хорошо придуманными сюжетами» (стр.7), подробный анализ повести «Кража» (стр.11-14) и включенных в этот же том повестей «Стародуб», «Перевал», «Звездопад», «Пастух и пастушка», «Ода русскому огороду»; к печати подписан 17 апреля 1979, тираж сто пятьдесят тысяч экземпляров. Завершена публикация в 1981 году.

В журнале «Роман-газета» (номера 2 и 3) издана вторая книга повести «Последний поклон».

В Кишинёве для старшего школьного возраста  на молдавском языке издана повесть «Последний поклон».

В Софии на болгарском языке вышла книга «Царь-рыба».

В Ашхабаде на туркменском языке издана повесть «Дядя Кузя – куриный начальник».

Валентин Курбатов  говоря об истоках творчества Астафьева в прошедшей им войне, добавляет: «Было и ещё одно начало. Довоенное. Мальчиком он написал в детском доме сочинение о любимом озере,  на котором он неделями  один ловил отцу рыбу на продажу и на котором впервые узнал глубокое счастье согласия с природой,  здоровым детским чутьём догадался об умной  простоте мира. Сочинение хвалили. Он узнал радость награждённого авторства и за войну  не забыл сочинение, написав… рассказ «Васюткино озеро», в котором воскресил давнее лето, одиночество, смешавшиеся в сердце боль и восторг». (стр.6)

В журнале  «Роман-газета» (№№ 2 и 3)  опубликована вторая книга повести В.П.Астафьева «Последний поклон».

В Ленинграде в издательстве «Детская литература» в серии «Для старшего школьного возраста»  издана повесть «Кража».

Пишет очерк о театре «Всему свой час», приводя пример Игарского Заполярного драматического театра «равного столичному». (Полностью цитату смотри выше  в разделе «1938-1941 годы»). (Астафьев В.П. «Посох памяти», стр.225,235)

14 апреля. Устанавливает контакт со  своим другом  детства, игарчанином Михаилом Шломовым, получает от него письмо,  пишет ответ, приглашает вместе с ним поехать на 50-летний юбилей города в Игарку: «Дорогой Миша! Бесконечно был рад получить от тебя письмо. Такая приятная неожиданность! Сейчас уже такой возраст и век такой, что больше друзей теряешь, чем обретаешь,   а тут – старый друг, который лучше новых двух – не зря говорится… Знаешь ли ты, что нынче юбилей нашего незабвенного города детства? Да, 29 июня Игарке отмечается её пятидесятилетие. Многие старые игарчане собираются туда. Собираюсь и я. С 1959 года  не бывал в Игарке. Хорошо бы поехать вместе». (Собрание сочинений в 15 томах, том 14, стр.152-153)

В повести «Последний поклон», в главе «Без приюта»  — Тишка Шломов.К сожалению,  Михаил не смог поехать в  Игарку на юбилей города.

О юбилее города и в письме к Николаю Волокитину, руководителю альманаха «Енисей», просит его напечатать  в юбилейной подборке стихи, пересланные ему кем-то, вероятно, бывшим северянином, живущим в Железногорске: «…право они (стихи) там будут к разу». (Астафьев В.П. «Нет мне ответа… Эпистолярный дневник 1952-2001», стр.286)

Май. В Москве, в концертной студии «Останкино» состоялась творческая встреча писателя с читателями. «Запись шла три с лишним часа, и я лежал пластом после этой работёнки», — написал он Валентину Курбатову  27 мая 1979 года. (Астафьев В.П. «Нет мне ответа… Эпистолярный дневник 1952-2001», стр.287)

Во время встречи с телезрителями, отвечая на вопрос о своём  образовании, он рассказал об игарском учителе Игнатии Дмитриевиче Рождественском: «В Игарке у меня был школьный учитель Игнатий Дмитриевич Рождественский, который оказал на меня огромное влияние. Он преподавал русский язык и литературу в Игарской школе № 12, и преподавал очень хорошо.  Вот он и приобщил меня к творчеству. Он и сам писал стихи. Правда, читал их нам, всегда очень стесняясь. Он знал великолепно русскую поэзию, мог наизусть, закрыв глаза,  читать огромное количество стихов.  А свои всегда читал почему-то по бумажке и очень стеснялся». (Сборник «15 встреч в Останкине»,  стр. 10)

В выше цитированном письме  Курбатову речь идёт и о предстоящей поездке писателя в Игарку: «В Сибири я пробуду долго. Еду праздновать 50-летие Игарки. Очень жду и даже волнуюсь очень в ожидании встречи с городом детства, где не был 20 лет. Бежит время». (стр.288)

Июнь. Поездка на теплоходе по Енисею  в Игарку. «Енисей красив непобедимо, но деревни по берегам сплошь брошенные – это здесь в среднем-то течении, а внизу,  говорит капитан,  вообще ничего не осталось. Из мне известных посёлков остались лишь Курейка и Горошиха – меж Игаркой и Дудинкой нет ни одного живого посёлка, начинают обнажаться и пустеть даже райцентры. Что будет дальше? Капитан говорит, что ни хлеба, ни рыбы купить негде». (Письмо жене Марии от 23 июня 1979 года, Собрание сочинений, том 14, стр.158)

Как известный писатель Астафьев стал знаменитым

Посёлок Курейка

Днём раньше жене: «Мне говорят, что я тоже – душа Енисея, да ведь мало ли что говорят, да и очень ведь растяжимо понятие – душа. Наверное, моя смертная любовь к этому, ко мне всегда как бы отчуждённому краю живёт во мне и какой-то згой, искоркой малой, проблескивает в моих жалких словах, но в совсем не жалких и немалых чувствах, которыми наградил меня господь бог».

Третий визит в Игарку, участие в праздновании 50-летия города (29 июня),  встречи с работниками телевидения,  с коллективом редакции газеты «Коммунист Заполярья», жителями города Подробнее в очерке «Поклониться городу-юбиляру».

Летал на вертолете на рыбалку. «…много видел, много слышал, еще больше подсмотрел и, главное, был на рыбалке в том месте, где зимогорили Эля и Аким. И пилот, что нёс меня по небу на вертолёте, и все попутчики были совершенно уверены, что «так оно и было» и я чуть ли не третьим спал в мешке с ними. Смешная, наивная и святая вера в нашу литературу, ротозейское простодушие в восприятии словом. Как мы злоупотребляем этим доверием! Как тупы и часто пустобрешны бываем…»  (Из письма В.Я.Курбатову. Астафьев В.П. Нет мне ответа… Эпистолярный дневник 1952-2001,  стр.290).

Рыбалка в знакомых с детства местах, видимо, крепко запала в душу, стала среди главных позывом возвращения в Сибирь. О поездке  он вспоминает в нескольких письмах друзьям.

Вадиму Летову: «В Сибири я много ездил, много видел, а сейчас, как дурак – сердце там, я – здесь… на рыбалках я нынче бываю, и на Севере даже, на том месте был, где зимогорили мои Аким с Элей, — лётчики отблагодарили таким образом меня за полюбившуюся им «Царь-рыбу». Покатали на вертолёте». (Астафьев В.П. Нет мне ответа… Эпистолярный дневник 1952-2001,  стр.292-293)

Василию Юровских: «В Сибири я не работал, в Сибири ездил, глядел, слушал… Бывал на хорошей рыбалке, ловил непуганую рыбу, вертолётчики в благодарность за «Царь-рыбу» бросили меня на день в то место, где зимогорили Эля с Акимом, совершенно уверенные в том, что так всё и было, и я там был»… (Астафьев В.П. Нет мне ответа… Эпистолярный дневник 1952-2001,  стр.294)

26 августа. В газете «Красноярский рабочий»  опубликован рассказ «Старое кино».

Как известный писатель Астафьев стал знаменитым29 августа. В Кишинёве (Молдавия) в издательстве «Литература артистикэ» на русском языке тиражом сто тысяч экземпляров выходит повесть «Последний поклон».

3 сентября. В Вологде умер отец  Петр Павлович Астафьев. «Покинул нас последний старик. Каков он был, ты знаешь от меня, — писал Астафьев своему другу журналисту Вадиму Летову, — но родителей не выбирают, и как тебе, наверное, было жалко своего забулдыгу, так и я горюю, не могу найти себе места, ведь кусочек сердца отвалился, и кусочек немалый и больной». (Астафьев В.П. Нет мне ответа… Эпистолярный дневник 1952-2001,  стр.292)

23 сентября. В письме Роберту Штильмарку: «Всё лето я пробыл в Сибири, бывал и недалеко от тебя – в Игарке и даже на Горбиячин летал – рыбачил. Ездил и ещё кой-куда, ездил бы и больше, да отец умирал и 5 сентября мы его с большим горем схоронили – рак печени. Погубил он себя вином. И хотя последние пятнадцать лет жил с нами, пил при каждом подходящем случае. Ну, да Бог ему теперь судья, а не люди. Жалко всё равно очень. Ушёл от нас последний старик». (Астафьев В.П. Нет мне ответа… Эпистолярный дневник 1952-2001,  стр.293)

Феликс Робертович Штильмарк (1931—2005) — советский и российский учёный-биолог, эколог, охотовед, один из основных создателей  системы заповедников в СССР, писатель, сын писателя Роберта Александровича Штильмарка, отбывавшего наказание в  Игарке Ермаково в 1949-1951 годах и  написавшего в заключении роман «Наследник из Калькутты». В 1979 году находился на Таймыре, принимал участие в создании Таймырского заповедника. Подробнее об истории создания книги «Наследник из Калькутты» в очерке «Habent sua fana fata libelli».

Смерть отца – Петра Павловича Астафьева —  стала отправной точкой для окончательного возвращения на Родину. «Я очень тоскую по Сибири, ещё больше тоскую и, видно, всё же стану собираться «домой».  Осенью закопал отца в здешнюю мокрую глину и стало мне здесь совсем одиноко и томно.  Надо уезжать, пока не поздно, надо дожить век на Родине», — пишет он другу, сибирскому писателю Ивану Степанову. (Астафьев В.П. Нет мне ответа… Эпистолярный дневник 1952-2001,  стр.301)

1980 год

Астафьев переехал на Родину — в Красноярск: «Вернувшись, обрёл какое-то успокоение, как будто прибыл домой из длительной командировки – это ощущение счастливое. Я очень эксплуатировал свою память, писал о Сибири, а жил вдалеке от неё… Надеюсь, что Сибирь подарит мне новые, неожиданные темы», — говорил он спустя несколько лет. (Карапетян Г. «Верность своей земле», интервью с В.П.Астафьевым, газета «Красноярский рабочий» 29.04.1984)

«Мне повезло. Я купил развалюху в переулке моего детства, против бабушкиного дома, в котором в ту пору жила одна из моих тёток, Апраксинья Ильинична. Здесь мне хорошо работается, за период сибирского «сидения» я успел много сделать. Начал и надеюсь закончить давно задуманный роман о войне». (Предисловие 15-томному собранию сочинений, том 1)

Как известный писатель Астафьев стал знаменитым

Подписчикам поступает  второй том  собрания сочинений в 4 томах (подписан к печати 16.01.1980) тираж 150 тысяч экземпляров, в нём повесть «Кража» и рассказы разных лет.

Критик Валентин Курбатов считал «Кражу»  «из детских книг может быть самой горькой и благодарной»: …в книге просторно всем  героям, всем жителям Краесветска – от городского коменданта Ступинского до ссыльного черкеса Ибрагима… комендант строит и охраняет Краесветск, заботится о навигации, рубке леса, выращивании овощей, обустройстве вербованных, строительстве жилья; шаг за шагом добивается, чтобы его родной город оттёр на окраины лагерь, тюрьму, дом инвалидов, детдом – оттёр всё, что угнетало глаз и  душу людей… При всей драматичности и жестокости материала, «Кража» — книга о даре, даре детства и памяти, даре возвращения прошлого, а сама кража – только сюжетный остов, повод для воскрешения целого мира». (В.Я.Курбатов  «Книга одной жизни», предисловие к собранию сочинений в 4 томах, стр.11-12)»

Не случайно, и мы увидим это дальше,  «Кража» становится самым читаемым и любимым читателями произведением автора.

6 марта. Подписан к печати и третий том собрания сочинений в 4 томах, тираж тот же – 150 тысяч экземпляров; в нём  первая и вторая книги повести «Последний поклон». В том числе главы, имеющие касательство к «игарской тематике»: «Бурундук на кресте»,  «Карасиная погибель», «Без приюта», «Сорока».

В томе 4 повествование в рассказах «Царь-рыба», Затеси.

В Москве в издательстве «Советский писатель» в серии «Библиотека произведений, удостоенных Государственной премии СССР» выходит повествование в рассказах «Царь-рыба».

В Красноярском книжном издательстве отдельной книгой выходит повесть «Последний поклон».

В Берлине на немецком языке и в Казани на татарском языке издана повесть «Последний поклон».

В Хельсинки на финском языке, в Риге на латышском языке, в Варшаве на польском —  издана книга «Царь-рыба».

Во Фрунзе на киргизском языке издана повесть «Дядя Кузя – куриный начальник».

В Москве издательство «Детская литература» выпускает книгу —  рассказ «Васюткино озеро».

Сдал в издательство книгу «затесей» — «сто две штуки, из них половина новых». (Астафьев В.П. Нет мне ответа… Эпистолярный дневник 1952-2001,  стр.305, письмо В.Г.Летову) Вышла в Красноярском книжном издательстве в 1982 году.

 «Книга получилась дерзкая, так не знаю, что с ней будет». (Астафьев В.П. Нет мне ответа… Эпистолярный дневник 1952-2001,  стр.320, письмо В.Я.Курбатову)

17 апреля. В московском издательстве «Современник»  в серии «Библиотека «О времени и о себе» тиражом 50 тысяч экземпляров вышла книга Астафьева «Посох памяти»: очерки, критические статьи, публицистика, интервью с автором.  Есть в ней и материалы, касающиеся Игарки: очерки «Сопричастный», где есть и рассказ о жизни подростка в Игарке (стр.21-26),  «Нет, алмазы на дороге не валяются», «Родной голос»,  «Всему свой час»; ответы на анкету журнала «Москва» «Незабываемое»,   «Родной голос», «Старое кино», «Всему свой час», беседа  в газете «Советская культура» с корреспондентом А.Рюриковым «Дослушать и понять все песни».

Пишет письмо о проблемах обучения в современной школе (адресат не установлен), в качестве  эффективного преподавания материала на уроках словесности приводит пример своей учёбы в игарской школе: «…сам я учился русскому языку и литературе в игарской школе у преподавателя Игнатия Дмитриевича Рождественского, будущего  известного сибирского поэта, который в нарушение методик, обязательно на каждом уроке оставлял 10-15 минут для чтения вслух и тем самым научил нас слушать и читать, а некоторых, в их числе и меня, преданно и вечно любить литературу». (Астафьев В.П. Нет мне ответа… Эпистолярный дневник 1952-2001,  стр.312)

Декабрь. В Заполярном драматическом театре имени Владимира Маяковского в Норильске с большим успехом прошла премьера спектакля «Сон о белых горах», поставленного по книге В.Астафьева «Царь-рыба», режиссёр-постановщик С.Гальперин.

 1981 год

В Москве в издательстве « Молодая гвардия» тиражом в 150 тысяч экземпляров выходит четвертый (заключительный)  том собрания сочинений (подписан к печати 23.01.1981); в нём повествование в рассказах «Царь-рыба», «затеси», написанные в 1961-1978 годах, публицистика: по интересующей нас «игарской» тематике: повесть «Царь-рыба», «затесь»   «Старое кино».

В Москве выходит пьеса В.П.Астафьева «Сон о белых горах» по повести «Царь-рыба».

В Москве в издательстве «Малыш» выходит сборник рассказов «Весенний остров», в издательстве «Детская литература» рассказ «Дядя Кузя – куриный начальник».

В Красноярском книжном издательстве под рубрикой «Современная сибирская повесть» издан «Последний поклон».  «Последний поклон» издан также в Стокгольме на шведском языке.

В Париже на французском языке, в  Праге на чешском, в  Бухаресте на румынском языке издана книга «Царь-рыба».

В Москве на немецком языке издан рассказ «Весенний остров».

В июне готовит для Красноярского издательства сборник «затесей».

7 августа. Указом Президиума Верховного Совета СССР за заслуги в развитии советской культуры, литературы, искусства, активное участие в коммунистическом воспитании трудящихся и успешное выполнение заданий десятого пятилетнего плана Астафьев В.П. награждён орденом Дружбы народов.

Фото: из фотоальбома В.Тинигина «Следами, тропами, путями В.Астафьева», том 2, Екатеринбург 2015,  М.Пономарева, И.Табакаева, А.Гапеенко.

Астафьев и Игарка: хронограф событий

  1. Всё начинается с детства
  2. На севере вырос, среди холодов…
  3. Снова увижу Сибирь. Рад безмерно
  4. Страсти по «Краже»
  5. В Сибирь за «Царь-рыбой»
  6. Как известный писатель Астафьев стал знаменитым
  7. Виктор Астафьев: Я уже лучше стал
  8. Виктор Астафьев: История рассудит и нас, и Ельцина, и время
  9. Опустела, обессилела карта нашей литературы


Читайте также:



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *