Идущим вослед…



Я родилась 9 мая, спустя шесть лет после окончания самой кровопролитной, самой смертоносной войны в истории России. Мой отец-фронтовик хотел назвать меня Победой, но мама прагматично рассудила, как, дескать, жить девчонке с таким неординарным именем. Тогда отец предложил другой вариант – Виктория, что в принципе также означало победу. Но мама вновь внесла коррективы: Виктория – имя скорее польское, чем русское, давай назовем Валентиной – «здоровая, сильная». Но чем не жизненная программа для ребенка, заложенная в трактовке имени. Тем более, что старшенькую, родившуюся тремя годами ранее, назвали Галей. Галя и Валя – прекрасно звучит.

Отец согласился. А я все время чувствую дискомфорт при обращении ко мне: «Валентина» вызывает у меня некоторую дрожь и готовность съежиться. А само празднование моего Дня рождения так и не стало свободным праздником, как у иных моих сограждан, родившихся в обычный день. Вначале я обижалась, что больше внимания в этот день уделялось отцу, чем мне. А после его смерти все последние два десятилетия я встречаю гостей со слезами на глазах: никак не могу смириться с его скоропостижным уходом из жизни.

Мы недолго пробыли в месте моего рождения – селе Солянка Рыбинского района Красноярского края. Отца перевели работать на Север – в Дудинку, а затем и в Игарку. Здесь он прожил ровно полвека, и упокоился вначале он, а спустя несколько лет и мама, на местном кладбище за Северным городком. Отец был красивым, высоким, статным, курчавые волосы, зачесанные вверх, делали его привлекательным, а полнота не была обрюзглостью. Он был душой компании и непререкаемым авторитетом среди его друзей, таких же, как и он, недавних воинов, вернувшихся в наш заполярный город с фронта, кто немного раньше, по ранению, кто после майских победных салютов, а кое-кто и поучаствовал в завершении военных действий в операции по разгрому милитаристской Японии.

Все эти дяди Вани, дяди Пети, дяди Сени и дяди Саши неизменно приходили в наш дом, и после вручения мне подарков разговор переходил к главной теме дня – праздновании Дня Победы. Для меня, к примеру, дядя Петя Белов – это неизменный спутник отца на рыбалку, сосед по дому дядя Ваня Орлов – не только искусный гармонист, но и рукоделец, умеющий из простой консервной банки сотворить чудесную кукольную мебель – креслица, столы, кровати и даже троны для принцев и принцесс. Дядя Саша Шихсалтанов – ни какой не Магомед Амин, как указано у него в паспорте, а самый добрый дяденька для нас, детей, и самый грозный поставщик сезонной рабочей силы на лесопильно-перевалочный комбинат по основному своему месту работы. С дядей Петей Салтановым взрослые больше обсуждали производственные процессы: отец был техноруком, дядя Петя начальником склада сырья. У дяди Арсентия Водилова были такие же кучерявые волосы, как и у моего отца, он был балагуром и запевалой в компании, а его жена – воспитательница детского сада – Лариса, отчество ее, к сожалению, не помню, – слыла самой красивой женщиной в Игарке, очень похожей, как мне кажется сейчас, на киноактрису Татьяну Доронину.

Капитана Ивана Степановича Щукина уважали не только ветераны войны, он был непререкаемым авторитетом среди работников флота, занимая должность группового механика, и мог разрешить любую драматическую ситуацию, будучи главным диспетчером лесокомбината, то есть, руководя производственными процессом в период отдыха всех главных специалистов лесопиления. Яркие и совсем незаметные на первый взгляд, рядом с моим отцом бывшие воины чувствовали себя на равных, в нашем доме могли всегда найти поддержку и взаимопонимание.

После окончания Великой Отечественной войны о фронтовиках, казалось, забыли. 9 мая не считалось выходным праздничным днем. В газетах лишь изредка публиковались очерки об участниках войны. Взаимопомощью и поддержкой бывшие воины обеспечивали себя сами.

И лишь к двадцатой годовщине Победы правительство, словно, опомнилось. Везде по стране стали возводиться мемориалы. Решили, что мемориал в память о погибших на войне игарчанах должен быть и в нашем городе. С этой инициативой выступили участники войны. Автором проекта мемориала стал начальник строительного управления «Игарстрой» Семен Ефимович Добромыслов. В годы войны 12-летний мальчик, он в числе немногих остался живым при расстреле двух тысяч согнанных в гетто мирных жителей небольшого белорусского городка с названием Городок.

Впоследствии автор проекта мемориала вспоминал, что его пригласил к себе председатель горисполкома Виталий Васильевич Остапенко и попросил сделать несколько эскизов обелиска: «Я, конечно, не мог не согласиться на такую просьбу, так как считаю, что такие обелиски должны быть в каждом городе, поселке, во всех местах, откуда уходили на защиту Родины советские люди и где отдали за нее самое дорогое – жизнь».

При разработке проекта необходимо было учитывать технические возможности, имевшиеся в то время в городе, тогда в строительном управлении «Игарстрой» был лишь один небольшой кран. После утверждения окончательного варианта проекта, и его претворение в жизнь легло на плечи строителей. Они отнеслись к этому с должным пониманием и энтузиазмом. Работы по заливке фундамента выполнялись под руководством участника войны Павла Сергеевича Хачатуряна – начальника завода железо-бетонных изделий.

Выпускник физико-математического факультета Ереванского пединститута лейтенант Павел Хачатурян в первые же дни войны попал в немецкий плен, бежал, воевал во Франции в Сопротивлении, был членом французской компартии. Генералом де Голлем советский офицер Хачатурян был награжден в Париже после освобождения города медалью «Легион первой степени» и наградной лавровой ветвью победителя. Но вернувшись на Родину в 1946 году, он был осужден на 8 лет ссылки: работал на лесоповале под Сыктывкаром, 501-ой, 503-ьей стройках. В 1956 году П.С.Хачатурян был реабилитирован, ему восстановлено звание лейтенанта, он награжден медалями «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» «За победу над Японией» за участие в военном конфликте 1938 года на Халхин-Голе.

В Игарке Павел Сергеевич Хачатурян был причастен к возведению многих строительных объектов, в том числе и мемориалу погибшим игарчанам. Возведение памятника и его отделку выполнял участок под руководством Сергея Пополитова. В отделке обелиска металлом приняли участие авиаторы. А работники гидрографической базы устроили имитацию «вечного огня», зажигаемого ежегодно от газового баллона непосредственно во время манифестации. Обелиск торжественно открыли, как и планировалось, 9 мая 1967 года. Площадка сквера, где он установлен, до этого была заболочена, так что пришлось провести осушительные работы, высадить деревья, которые с годами стали благоустроенным сквером.

Появились и новые городские традиции. С конца апреля очищалась от снега центральная площадь города, главная улица Карла Маркса и широкая аллея в Комсомольском сквере, ведущая к обелиску. Уже к началу мая яркое северное солнце подсушивало бетонные покрытия дорог, зажигался «вечный огонь» у обелиска и юные пионеры, облаченные в единую форму, с автоматами, сменяясь через полчаса, несли свою почетную вахту на «Посту №1».

Манифестация в честь Победы была самым многолюдным мероприятием в городе. После завершения митинга в первой колонне шли ветераны войны. Школьники возлагали гирлянды, собственного изготовления, а предприятия и организации – венки. Первыми к обелиску шли ветераны. У них была традиция заходить в наш дом, стоящий в центре города прямо на площади за памятником В.И.Ленину. Первый тост поднимали за великую Победу, здоровье ветеранов и моего отца, тем более, что появился повод высказать ему слова благодарности не только за ратные подвиги, но и за долголетний кропотливый труд по восстановлению имен погибших на войне игарчан.

Отец, будучи председателем городского Совета ветеранов войны, труда, партии и комсомола (так первоначально называлась эта общественная должность) много сил и энергии приложил к тому, чтобы список погибших был наиболее полным. Вел обширную переписку, аккумулировал у себя все данные. И справедливости ради, надо сказать, что не только он. Вместе с ним в 1984 году входили в городской Совет ветеранов Иван Степанович Щукин, Григорий Георгиевич Якимов, Александр Михайлович Яковлев, Павел Алексеевич Евдокимов, Юрий Петрович Крылов. Все они составляли списки погибших, заполняя анкеты с необходимыми для этого данными. И вскоре вдоль аллеи ведущей к стеле, воздвигнутой в честь погибших в войне игарчан, появись мемориальные плиты с именами погибших и пропавших без вести игарчан. 774 фамилии. Труд был проделан необычайный. Без отрыва от основной работы, без навыков исследовательской работы, без использования современной компьютерной техники, позволяющей вводить в первоначально набранный текст любые ставшие известными дополнения и изменения. Чем руководствовались пятидесятилетние составители первого списка? Естественным чувством долга перед погибшими своими земляками-игарцами. Как я их понимаю сегодня. А тогда в праздник, я «надувала губы», скрытно ревновала отца и вскользь сетовала, что именинница вновь оказывалась в стороне…

Отец умер 24 января 1993 года, измученный страшной болезнью. Выжил после десятка значительных и тридцати трех осколочных ранений и угас за несколько месяцев от неизлечимой болезни века — рака. Незадолго до смерти произошло еще одно, на первый взгляд незначительное событие, оставившее для него жесткий след и ускорившее, как мне кажется, печальную развязку. Моя труженица мама, чьими руками переплетены и сданы в архив на вечное государственное хранение сотни томов документации многих предприятий нашего города, сформировала несколько папок и писем, поступивших отцу в те годы от родственников погибших.

Незадолго до своей смерти отец позвонил в военкомат и попросил прийти и забрать их на хранение, на что ему ответили примерно так: — Да кому, дескать, теперь это нужно… Рынок, перестройка – вот сейчас главные приоритеты.
Отец, не встававший уже с постели, отвернулся к стене, долго молчал, потом сказав маме:

— Сохрани, и никому не отдавай. Придет другое время.

И он оказался прав – пришло иное время. Накануне 50-летия Победы маме позвонили из городского музея (Краеведческий комплекс «Музей вечной мерзлоты»), и она, посоветовавшись со мной, отдала туда аккуратно подшитые папки. Сама же продолжала в хранящихся дома учетных отцовских списках ветеранов-игарчан делать скорбные отметки с датами смерти уходящих в иной мир фронтовиков. Против фамилии Арсентия Семеновича Водилова ее рукой вписано – «умер апрель 1993», против фамилии Ивана Васильевича Земляка – «умер декабрь 1993», против фамилии Ивана Степановича Щукина – «умер март 2000года» и так далее. Список все убывал и убывал…

Сегодня в Игарке остался в живых лишь один участник войны — участник войны с Японией Борис Яковлевич Серженко. Одними из последних умерли Иван Андреевич Орлов и Михаил Алексеевич Андросов.

К 65-летию Победы в Игарке был открыт новый мемориал. Центральную скульптуру мемориального комплекса – солдата — изготовил для него красноярский скульптор Константин Зинич. На черных мраморных плитах фамилии тех, кто внес свой вклад в разгром фашизма ценой собственной жизни и тех, кто, вернувшись с фронта, строил наш город, развивал производство, осваивал авиацию, управлял морскими и речными судами, автомобилями, учил детей и лечил взрослых. На 18 плитах 1704 фамилии. Среди них и моего отца – ветерана войны, Почетного гражданина города Анатолия Даниловича Дресвянского. Спасибо городским властям, музейным работникам и общественности города за память. К сожалению, не все имена отражены на мемориальных плитах. Не увидела я имен других, носящих звание «Почетного гражданина» фронтовиков Виктора Петровича Астафьева и Василия Семеновича Окладникова.

В числе первых были призваны Игарским военкоматом на фронт, вернувшись, успешно трудились и занимались на общественных началах восстановлением имен погибших, военно-патриотическим воспитанием подрастающего поколения члены городского Совета ветеранов Григорий Георгиевич Якимов, Александр Михайлович Яковлев, Павел Алексеевич Евдокимов. Их фамилий на новом мемориале я не обнаружила.

Я взялась за труд рассказать о друзьях отца, и тех, кто ушел из нашего города, не вернувшись назад никогда, не только потому, что теперь каждый мой День рождения считаю праздником скорби — ни память, ни сердце не мирятся с утратой горячо любимого мной человека. Я хотела собрать воедино и сохранить для потомков героический образ моих земляков из суровых сороковых годов прошлого века.

Я много не успела расспросить у отца о его фронтовой юности, боевом пути его стрелковой дивизии. Но мне помогли архивные документы, воспоминания о своих дедах и отцах живущих ныне моих сверстников, публикации разных лет в средствах массовой информации. Я хочу, чтобы исчезли глаголы «был», «жил», «говорил», «воевал», а вновь ожили и заговорили о себе сами Герои: именитые, и те, о ком сохранилась лишь короткая строчка на черном мраморе без указания полного имени и отчества, даты рождения и смерти.

Каждый из нас носит в себе черты людей, которые составляли когда-то часть тебя, с кем ты был единое целое, без которых не было бы тебя самого. И мне бы хотелось, чтобы и потомки знали, что это были за удивительные люди: любящие и любимые, либо не успевшие испытать этого чувства, погибшие в первом для них бою, либо выжившие и оставившие после себя значительное потомство, но не передавшие им суровых военных уроков. Из скромности не рассказавших и толики окопной правды. Всё было недосуг…

А ведь с этих людей всё и начиналось, и в нас всё от них. Почти всех, достойных наших добрых слез, светлых воспоминаний и неугасимой памяти, уже нет, и никто о них не напишет. С этими мыслями я и взялась за проект, пытаясь восстановить идущим вослед потомкам атмосферу того времени, в котором жили мои родители и их современники.

С чего же и как все-таки начать? Может быть, с того сорокового рокового дня 22-го июня 1941 года? А может быть с самой Игарки, ее появления, роли в экономической и культурной жизни государства?.. План книги готов. Готова и его первая часть – поименный список воинов, принимавших участие в боях.

Как известно, почти всю войну, до 4 июля 1944 года, пока не открылся военкомат в Туруханске, именно Игаркинским (так он тогда назывался) городским военным комиссариатом призывались на фронт жители города, станков к нему прилегающих в границах Игарского района, поселков Туруханского района и даже Тюменской области и Ямало-Ненецкого автономного округа. Формируя списки нельзя было просто отбросить «чужие» фамилии, хотя бы потому, что часть похоронок пришла на имя Игарского военкомата. Фамилии погибших в боях, умерших от ран и пропавших без вести туруханцев есть и на наших мемориалах. Война не остановила миграционные процессы. Часть воинов, призванных другими военкоматами и погибших, имела семьи в Игарке, и их фамилии тоже оказались в свое время занесенными по просьбе родственников на мемориалы в нашем городе.

Наконец, после войны в Игарку приезжали, жили там и даже похоронены на городских кладбищах сотни воинов. Кто должен назвать и увековечить их имена? Отчасти, пыталась это сделать и я, включив в списки известных мне людей, любо найдя упоминание о воинах на страницах местной газеты.

Не могла не рассказать о боевой судьбе полярных летчиков Михаила Водопьянова, Ивана Черевичного, Константина Пусэпа, Александра Штепенко и других. Они были 22 июня 1941 года в Игарке, проводили ледовую разведку, и вылетели из Игарки на фронт. Они рассказали о первом дне войны в городе, я должна была передать потомков их имена и послужные военные списки.

В 1937 году игарские школьники создали уникальную книгу «Мы из Игарки». К моменту начала войны некоторые авторы уже были студентами вузов. Я не могла не упомянуть, как сложилась их военная судьба.

Некоторые фамилии в Списке – тех, кто приехал в Заполярье не по своей воле – ссыльные, принимавшие участие в строительстве железнодорожной трассы Салехард – Игарка, артисты, врачи, писатели. Наличие двух ориентиров – Игарка и фронт – стало определяющим для меня критерием при внесении в список и этой категории солдат.

В ходе поиска мне удалось установить фамилии тех игарчан, кто помимо известных ныне Петра Парфеновича Барбашова, Вениамина Владимировича Вильского, Григория Афанасьевича Слободенюка, получил звание Героя Советского Союза.

По некоторым данным Иван Павлович Гореликов – один из лучших снайперов второй мировой войны — игарчанин. Он работал в мастерских затона. В навигацию 1941 года был командирован на ремонт судов в Подтесово и оказался призванным на фронт Енисейским РВК 27.08.1941 года. После тяжелого ранения в августе 1944 Герой Советского Союза И.П.Гореликов был уволен в запас и вновь вернулся с фронта в Игарку, а затем уже переехал в Абакан, а оттуда в Киселевск Кемеровской области, где работал часовым мастером и умер в 1975 году.

После войны жил и работал в Игарке Герой Советского Союза Константин Фомич Михаленко, командир звена ночных бомбардировщиков, выполнивший во время войны 997 боевых вылетов. В конце сороковых он был полярным летчиком в Игарке, выполнял полёты на разведку ледовой обстановки, снабжению и эвакуацию экипажей арктических станций, избирался заседателем Игарского городского народного суда.

Еще несколько игарчан представлялись к званию Героя Советского Союза во время боевых действий. Их имена вы найдете, внимательно ознакомившись с общим списком, о них я еще расскажу и отдельно.

Заканчивая вступление, хочу выразить искреннюю благодарность тем, кто в течение нескольких лет сбора материалов помогал мне в этом:

ветерану Великой Отечественной войны Павлу Дмитриевичу Ковалеву, приславшему мне свои мемуары, к сожалению, умершему и не дождавшемуся выхода книги;

директору краеведческого комплекса «Музей вечной мерзлоты» Марии Вячеславовне Мишечкиной за предоставленные списки погибших и пропавших без вести игарчан, имеющиеся в фондах музея;

журналистам местной газеты, носившей в разные годы имена «Северная стройка», «Большевик Заполярья», «Коммунист Заполярья», «Диалог», «Новости Игарки», «Игарские новости», написавшим каждый в свое время бесценные очерки об участниках войны и сохранившим тем самым их для истории;

руководителям «Муниципального телевизионного канала «Игарка» Светлане Петровне Казаковой, Ирине Владиславовне Умаровой, сотрудникам канала Евгении и Николаю Лукинцовым, терпеливо выполнявшим все мои просьбы по поиску и уточнению сведений, предоставившим фотографии мемориалов;

сотрудникам Красноярской краевой научной библиотеки и в первую очередь лично Евгении Андреевне Сыпленко, помогавшей мне с самого начала в поисках новых имен, уточнении фамилий погибших и выживших;

всем и каждому из сотрудников отдела ретропериодики библиотеки, работникам Красноярского государственного архива, предоставившим в мое распоряжение подшивки газет, архивные материалы о жизни города;

заведующей Игарским городским отделом ЗАГС Валентине Ивановне Стародубцевой, уточнявшей по моим запросам имеющиеся спорные сведения.

Благодарю детей ветеранов, предоставивших мне из семейных архивов драгоценные сведения о своих отцах и матерях, фотографии военных лет, письма с фронта, сохранившиеся газетные материалы, по крупицам помогавших уточнять детали жизни воинов:

а именно дочерей Бориса Александровича Осадчева Светлану и Ирину, дочь Анастасии Ивановны Молявко Ирину и зятя Сергея Мотиенко, дочь Александра Андреевича Вольнева Ольгу Войтович, сына Николая Лаврентьевича Горнова Евгения, дочь Павла Дмитриевича Ковалева Татьяну Михайлову, дочь Иннокентия Ивановича Федорова Альбину, детей Серафима Кузьмича Горячкина Валерия и Татьяну Озорникову, дочь Михаила Ивановича Шалыгина Елену Перевалову, детей Федора Григорьевича Глазырина Александра и Татьяну Савинову, дочь Валентина Павловича Корякина Ольгу Туркевич, сына Николая Ермолаевича Федотова Владимира и невестку Ирину, сына Ивана Павловича Цепилова Виктора, невестку Марка Федотовича Маленко Татьяну, дочь Петра Хаметовича Махметова Татьяну Дорскую, дочь Ивана Лаврентьевича Салтанова Ольгу, дочь Алексея Евдокимовича Кошелева Галину Дудкину, сына Африкана Яковлевича Бесфамильного Геннадия, дочь и внучку Николая Никитича Фомина Татьяну и Анастасию, дочь Сергея Терентьевича и Анны Лаврентьевны Буренковых Людмилу Дроздову, племянника Валентина Федоровича Бочкарева Юрия Шадрина и многих других.

Книга не могла быть написана без активного участия в поиске материалов со стороны москвича Владимира Михайловича Залесова, жительницы Белоруссии Татьяны Левкович, игарчанина Сергея Эглисова, редактора краевой книги памяти Тамары Степановны Лесниковой, уточнившей многие сведения и предоставившей в мое распоряжение воспоминания о Григории Афанасьевиче Слободенюке жительницы села Ярцево Т.И.Тимченюк.

Особая благодарность молодым — внуку Ивана Егоровича Мухина Константину, внуку Петра Дмитриевича Давыдова Петру, внуку Никандра Григорьевича Ложкина Виктору, внучке Николая Васильевича Смирнова Марии Близниченко, внучке Павла Вениаминовича Федосеева Ольге, ребятам и педагогам Глинковской средней школы Смоленской области, приславшим фотографии с мемориала, где захоронен наш земляк Сергей Михайлович Помарский.

Не могу не выразить слов признательности моей маме Лидии Ивановне Дресвянской, сохранившей для нас документы отца Анатолия Даниловича; брату Владимиру, моим детям Алексею, Алёне и Василию, внукам Григорию и Александре — каждый по-своему помогал мне в течение всех пяти лет работы над книгой.

Благодарю всех. Без нашего совместного кропотливого сбора, фиксирования мельчайших деталей и сохранения документов на протяжении многих десятилетий не было бы полноценного рассказа о том времени и людях.

Хочу поблагодарить и самих героев моей книги – мне кажется, кто-то свыше «руководил» в период работы над текстами книги моими действиями, наводя меня на мысль найти и посмотреть тот, или иной документ, книгу.

И удача сопутствовала мне в поиске. Удалось установить и внести в Книгу памяти данные о почти восьми тысячах солдат.

«Будем жить!» — так не уставал повторять капитан Титаренко в исполнении моего любимого актера Леонида Быкова в фильме «В бой идут одни старики», провожая бойцов эскадрильи в очередной боевой вылет.

«Будем жить!» – название моей книги о солдатах-игарчанах.

А пока это только лишь предисловие книги.

Сведения о «своем» солдате вы можете посмотреть здесь же на сайте, в Книге памяти.

Это лишь краткие сведения о них. Надеюсь, что они могут быть расширены и с вашей помощью, уважаемые читатели.

На фото ветераны Великой Отечественной войны в актовом зале горкома КПСС, май 1983; друзья Иван Степанович Щукин, Арсентий Семенович Водилов и Анатолий Данилович Дресвянский; на манифестации, в центре учитель средней школы № 9 Михаил Яковлевич Тугунов; манифестация на новом мемориале, фото игарчанина Евгения Петрова; участники Великой Отечественной войны, ветераны КПСС на праздновании 50-летия городской партийной организации, декабрь 1981 года; Герой Советского Союза Иван Павлович Гореликов; городской пионерский слет в честь 30-летия Победы, в первом ряду ветераны Великой Отечественной войны Тамара Николаевна Федотова, Иван Павлович Цепилов, Борис Александрович Осадчев; празднование 55-ой годовщины Победы, на сцене детской школы искусств ветераны Великой Отечественной войны и труженики тыла, 2000 год; в зале боевой Славы в Доме культуры лесокомбината, комсомольский актив города, в центре ветераны войны Александр Михайлович Яковлев и Анатолий Данилович Дресвянский, ориентировочно 1985 год.



Читайте также:



комментариев 5

  • ФЕДОТОВ В.Н.:

    ВАЛЕНТИНА! БОЛЬШОЕ СПАСИБО ЗА ПАМЯТЬ О НАШИХ БЛИЗКИХ И ОБ НАС.

  • ДРОЗДОВА Л.С.:

    ВАЛЯ, ОГРОМНОЕ СПАСИБО ТЕБЕ ЗА ТРУД, А ТВОЕМУ ПАПЕ ЗА СБОР И СОХРАНЕНИЯ МАТЕРИАЛА ОБ УЧАСТНИКАХ ВОЙНЫ.Я ЧИТАЛА И ПЛАКАЛА.ТЕБЕ ЖЕЛАЮ ЗДОРОВЬЯ И ОПТИМИЗМА.

  • Самойленко Т.Р.:

    Валентина! Спасибо тебе большое за твой труд! Многого и не знали мы о наших ветеранах. Спасибо ещё раз.

  • ТАТЬЯНА:

    Валентина,низкий поклон Вам за работу,которую вы проводите для сохранения памяти о воинах ВОВ.Хочу сказать о моем отце Полежаевом Иннокентии Иовиче(его нет в Книге Памяти) и его младшем брате Полежаевом Николае Иовиче.Полежаев И.И. родился 1921 в д.Петропавловка Ужурского р-на Красноярского края.Затем семья переехала в г.Игарку.В 1941 г. 19 ноября призвался Игарским военкоматом в РККА.Лейтенант,командир огневого взвода.Награжден Орденом Красной звезды,Орденом Отечественной Войны 1-й ст. и медалью за Победу над Германией.22 февраля 1944 года был ранен.Демобилизован 17 мая 1944 года.С 05.07.1944 г. по 18.09.1945 г. работал инструктором военного отдела Игарского г.к. ВКП(б).Затем уехал в Красноярск.Окончил Учительский институт,потом Педагогический и всю жизнь работал учителем математики.Умер в Красноярске в 1991 году.Его брат ,Полежаев Николай Иович 1924 г. рождения, числится в Книге Памяти по г.Игарка пришедшим с фронта,но он погиб в 1944 году.К сожалению похоронное св-во не сохранилось.Место захоронения не известно.Может быть Вы поможете мне в этом? С уважением Гришина(Полежаева)Татьяна.

    • Татьяна, Посмотрела все материалы. Готовлю дополнения. По мере опубликования вам сообщу. Спасибо за подсказку. Всех с наступающим великим праздником — Днем Победы!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *